Хроники Марионеток. Цель Офицера

Размер шрифта: - +

Глава десятая, в которой Рин рассказывает о себе, а Фрис лечит души

Рин переоделась, нашла Фриса и попросила его сопровождать ее. Келпи без вопросов согласился, и теперь они шли по заснеженной улице Лонгвила, направляясь в аптекарский дворик и заодно в магазин одежды. Сейчас на мужчине красовалось зимнее герцогское пальто, рубашка, бежевые штаны и высокие сапоги, которые он именовал «невыносимыми оковами». Рин, устав от его нытья, предложила ему пойти босиком, но келпи сказал, что эти невыносимые оковы неплохо смотрятся на нем, поэтому можно и потерпеть.

В аптекарском дворике девушка купила два мешочка со сбором целебных трав, несколько пузырьков с эссенциями ядовитых растений и бинты.

– Это новые обеззараживающие средства, их только недавно разработали, – вещал продавец, демонстрируя девушке и келпи черную баночку с непонятным раствором бурого цвета и мензурку с темно-зеленой жидкостью. – Применять исключительно наружно, малыми количествами, обрабатываются лишь края пораженных участков.

– Я не видела такого раньше, – пожала Рин плечами и покрутила в ладони покупку.

– Само собой, оно ведь неделю назад появилось в продаже. Стоит дешево, делают огромными партиями. Ах, милая девушка! В золотое время живем!

– Почему? – улыбнулась Рин и оперлась локтями на прилавок. Давненько ей не доводилось слышать речи людей, действительно довольных нынешним положением.

– Потому что люди стали работать в науке и перестали надеяться на чудо! – При этих словах Фрис, стоявший позади, у стенки, фыркнул. Продавец счел, что тот чихнул, и немедленно пожелал доброго здоровья. Рин сдержала смешок.

– Что вы имеете в виду под чудом и наукой? – спросила она.

– Про горячую воду в домах слышали, нет? Поезжайте в Зальцири, чудо как хорошо в тамошних гостиницах! Сразу все поймете! А про сантиметры слышали, нет?

– Это что такое? – удивилась Рин.

– Это единица измерения длины! – заулыбался аптекарь. – Пару недель тому назад в Кастане собирался ученый совет. Знаете, какой важности событие произошло на нем?

Рин помотала головой и заинтересованно наклонилась ближе.

– Мировой важности! Мировой! Дорогая моя, вы вот в чем все измеряете? В локтях да свечных делениях, так? Ничего точного, сплошная неопределенность! Ни платье хорошо пошить, ни дорогу рассчитать. А на конференции решили, что народу нужна система точного измерения. Чтобы, так сказать, сделать жизнь точнее и… И вот придумали… – неуклюже заключил он, после чего смущенно смолк. Взгляд его заметался по комнате.

– Сделать жизнь точнее? – с ядом в голосе повторил Фрис. Рин обернулась. Келпи выглядел сердитым. Аптекарь натянуто рассмеялся и затараторил:

– Все сразу сложно понять, но в газете так хорошо написали, что и младенцу ясно. Хотите одну?

– Хочу, – согласилась Рин. – Можно?

– Вот, держите, – он протянул ей немного потрепанную, зачитанную газету. Рин повертела ее в руках, но решила, что света здесь явно маловато, чтобы читать.

– Я считаю, наука приведет нас к светлому будущему, – продолжал мужчина. – Наш герцог, его светлость Ример, понимает это лучше других, да. Добиться открытия академии в Кандарине – это невероятный успех! Я собираюсь отдать туда свою дочку, пусть учится на врача. Нам нужны врачи, да! – посерьезнел он. – Война закончилась, да, и последствий много… Мы больше не можем полагаться на магию. Вы скажете, отчего же? А вот отчего: все раньше уповали на волшебство, но в наши времена сложно найти настоящего целителя, зато шарлатанов – пруд пруди. Мы можем и должны сами творить чудеса без всякой магии и вот, – он стукнул пузырьком о прилавок, – тому доказательство!

Продавец явно сел на любимого конька, и такими темпами можно было до утра сидеть и разговаривать. Келпи за ее спиной снова презрительно фыркнул, и Рин спинным мозгом почувствовала, что вот сейчас он выскажется по полной… Поэтому она улыбнулась продавцу, расплатилась и, подхватив Фриса под локоть, выскочила из аптеки. Скандала удалось избежать.

– Наука идет в гору… бла-бла-бла… – ворчал Фрис, недовольно раздувая ноздри, совсем как лошадь.

– Но он прав. Как ни прискорбно это признавать, но война с Маринеем разорила Соринтию. Магов стало меньше. А сильных, потомственных магов можно по пальцам пересчитать… Я, например, знаю только Заринею.

– Мне она не показалась особенно сильной волшебницей, – усомнился Фрис.

– А ты много их вообще видел?

Фрис улыбнулся сниходительно.

– Зара в свое время была очень сильна!

– Даже в тебе волшебной силы больше. Только она спит.

– Что значит «больше»? И что значит «даже во мне»?! – возмутилась девушка. – Я, вообще-то, из расы, где каждый обладает магическими способностями.

Фрис остановился и придержал Рин за плечи. Он легонько приподнял ее лицо за подбородок, чтобы посмотреть в изумрудные глаза, и ласково улыбнулся.



Rissen Rise

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться