Хроники Марионеток. Цель Офицера

Размер шрифта: - +

Глава 10.1.

Они вернулись, когда уже совсем стемнело. Рин зашла на кухню, чтобы отдать мадам Пюсси продукты, которая та просила купить, а Фрис увязался за ней. Кухарки не было, только Милли стояла у большой раковины и чистила морковь. Рин передала ей покупки и уже хотела уйти, но в дверном проеме появилась высокая плечистая фигура черноволосого красавца с раскосыми глазами. Милли при виде него покраснела до корней волос и оглянулась назад – посмотреть, не видит ли бабушка. Мадам Пюсси стояла к ним спиной.

– Добрый вечер, дамы! – поздоровался Фрис, и Адель развернулась. Он стрельнул по ней взглядом и растаял при виде Милли. – Ах, моя дорогая лилия, как ты прекрасна… – чарующим голосом почти прошептал он.

Мадам Пюсси воинственно перекинула через пухлое плечо полотенце и вооружилась поварешкой.

– Явился, охальник, – она сурово поджала губы. Взгляд Фриса на секунду стал беспомощным, метнулся к прижавшейся к стене блондиночке. – Ты что ж такое творишь, бесстыдник? Невинное дитя всяким гадостям учишь!

Келпи сдал назад и чуть напрягся.

– Многоуважаемая королева кухни, у меня самые благие намерения по отношению к этому прекрасному цветку речной лилии…

– Видала я твои благие намерения давеча за курятником! – гаркнула кухарка, взмахивая поварешкой. – Речная лилия! Пф! Имя-то, поди, и не спросил! Все блондиночкой да цветочком кличешь! Милли, сядь! – рявкнула она на внучку, которая уже рванулась защитить грудью объект своей влюбленности.

– Ах ты бесстыжий! Чтоб не смел мне подходить к Милли! Еще раз вместе увижу и… – она бросила поварешку, схватила ножницы для потрошения рыбы и зловеще ими клацнула. – Понял? Пошел прочь с моей кухни!

Она замахнулась полотенцем, и не ожидавший такого поворота событий горе-соблазнитель поспешно выскочил вон. Рин вышла вслед за ним, громко хохоча.

– Ничего не понимаю, – пробормотал Фрис. – Чего это она? Я же был как минимум ослепителен.

Рин не ответила, так как сползала от смеха по стеночке.

– Что случилось? – послышался любопытный и дружелюбный голос герцога.

Она подняла глаза и увидела Анхельма, герцог спускался по лестнице, осторожно держа в руках множество толстых папок с бумагами. Хихикая, Рин объяснила, что мадам Пюсси не пала жертвой чар Фриса, едва не отлупила его полотенцем и запретила приближаться к Милли. Анхельма это развеселило: улыбаясь, он посочувствовал растерянному келпи, который понуро взирал в сторону кухни.

– Фрис, она часто перегибает палку, но и ты тоже хорош. Не лезь к Милли, она еще маленькая. Серьезно, обидишь Милли… – он наклонился к Фрису и шепнул что-то ему на ухо. Лицо келпи вытянулось, и он недоверчиво уставился на Анхельма.

– Да, именно так, – с довольной улыбкой констатировал герцог.

– Силенок-то не хватит, – не очень уверенно возразил Фрис.

– О, ты не представляешь, как я страшен в гневе, – улыбнулся Анхельм и обратился к Рин, которая только начала наслаждаться спектаклем.

– Рин, мне нужно еще поработать, меня до сих пор ждет казначей. Ужинайте без меня, я закончу поздно.

Он позвал Тиверия и распорядился отнести бумаги к бургомистру, а затем снова ушел в кабинет. Рин проводила его грустным взглядом: ей очень хотелось побыть с ним наедине, но отвлекать герцога от работы было бы бессовестно. Она повздыхала и потянула Фриса за руку в свою комнату. Разложив все покупки на кровати, они принялись обсуждать, как лучше уложить вещи для такого долгого путешествия. Больше всего ее волновала проблема келпи: его не спрятать, он слишком сильно выделяется в толпе, о чем она ему прямо сказала. Но Фрис ее успокоил, сказав, что ей достаточно взять с собой баночку воды, в которой он без труда сможет спрятаться.

– Тесновато тебе там будет, – скептически хмыкнула она.

– Потерплю. В тесноте, зато без проблем, – возразил келпи.

– Ох, Фрис… – тяжело вздохнула она. – Боюсь я.

– Чего боишься?

– Я нервничаю, как кошка, которая вот-вот окотится, – она встала с постели и принялась расхаживать по комнате, заламывая руки.

– А причина? Только подробнее, пожалуйста.

– Я боюсь, что мы попадем в лапы патруля императорских гвардейцев.

– Чем это нам грозит? С нами герцог, он-то сумеет от них отбрехаться. Не маленький.

– Да, но… Если они найдут меня… Ты ведь еще не знаешь, кто я.

– Знаю, но мне все равно. Будут просить неприятностей – перебьем их, – безразлично пожал плечами келпи.

– Ты что, не знаешь? – нахмурилась Рин. – У Вейлора есть личная гвардия, которая патрулирует территории рядом с большими городами. В деревнях и глуши их редко можно встретить, но каждый большой город имеет минимум два-три таких патруля. В каждом не меньше пятнадцати человек, и каждый – хорошо обученный воин. Но это ерунда, потому что бояться стоит не их самих, а проклятия, которым они одаривают каждого, кто вступает с ними в контактный бой. То есть тех, кто дерется с ними, трогает их при этом руками и позволяет заглянуть себе в глаза. Застрелишь – ничего тебе не будет, но если прикоснешься – все, тебе настанет… все, короче. Никто не смог понять механизма действия этой магии, но все давно догадались, что это связано с кристаллом. Когда им отдают приказ, они становятся похожи на марионеток, лишенных воли людей. Они беспрекословно выполняют все, что им говорят. Никакого сострадания. Ни жалости, ни страха. Беспощадны ко всем. Дети, женщины… Если приказ отдан, никто их не остановит. А когда приказ выполнен, они снова ведут себя, как обычные люди. Как-то давно мы поймали «языка» и смогли выяснить, что все гвардейцы связаны друг с другом. Я не знаю, как это описать… Приказ, отданный одному гвардейцу, будет известен второму на другом конце страны. Словно они – единый организм. Это какая-то очень странная магия разума. Вейлор не был волшебником от рождения и точно не стал им, иначе его волосы изменили бы цвет. Поэтому почти сразу нам стало ясно, что все это из-за кристалла. Видишь ли, император лично проверяет каждого, кто поступает на службу в его гвардию. Я не знаю, что он делает с ними, но после разговора с Вейлором все гвардейцы заколдованы на верность и абсолютное послушание.



Rissen Rise

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться