Хроники Марионеток. Цель Офицера

Размер шрифта: - +

Глава 13.2.

Уютно устроившись под мышкой у Анхельма и прижимаясь к нему спиной, она обняла себя его рукой, а он закинул на нее сверху ногу. Хотя оба устали зверски, уснуть у них не получалось. Буквально кожей на затылке она чувствовала нарастающее в нем напряжение, которое точило его, как вода – камень.

– Анхельм, если ты не прекратишь так громко думать, то мы никогда не уснем, – решила сказать она.

– Я натворил дел сегодня… Я так испугался… Я больше никогда ни на кого голоса не повышу. А знаешь, что самое ужасное? Во всем виновато мое попустительское отношение! Я же не глупый, я прекрасно понимаю, что этим людям доверять нельзя, везде их нужно контролировать, но… Я один, а их много, я не могу успеть все. Я надеялся, что, если буду им хорошо платить, они меня не подведут. Но, сколько ни плати, им все будет мало!

– Человеческая алчная натура… – заметила Рин вполголоса.

– У аиргов такого нет?

Рин некоторое время размышляла, прежде чем ответить:

– Мы иначе относимся к материальным ценностям. Вещи – это всего лишь вещи. Живем тем, что есть, довольствуемся малым. Хотя на меня не смотри, я уже очеловечилась настолько, что мои сородичи меня не понимают. Я, например, люблю, когда мне платят за выполненную работу, но не перегибаю палку и не стараюсь хапнуть лишку. Старейшие следят за нами, и пристально. И в случае чего очень доходчиво объясняют, где мы неправы.

– Старейшие? Ты имеешь в виду богов?

– Старейшие – это ушедшие почитаемые предки, которые после смерти следят за нами и нашими делами. Духи. Они действительно существуют, Аюми – одна из них. Помнишь ее?

– Да, и очень отчетливо. Выходит, у аиргов есть свои боги помимо Сиани и Инаиса? Своя религия?

– Нет. Аирги даже не знали такого слова – «религия». Это из области чисто человеческого. Да, конечно же, мы знаем о Сиани и Инаисе и верим в их существование точно так же, как и все люди, и драконы, и русалки, и все-все живущие в этом мире. Как бы тебе объяснить? У нас нет не религии, а религиозного культа. Мы знаем, что боги есть, но не возводим их в культ, не строим им храмы, относимся как к родителям, а не как к кому-то недосягаемому. В нас нет благоговения и священного трепета.

Мы можем обращаться к ним в любой момент, когда нам трудно, страшно, когда мы запутались, и при этом знаем, что получим ответ в той или иной форме. Они нам родители, а не надсмотрщики. Строгие, порой жестокие, но родители. Тебе бы не пришло в голову построить храм папе и маме за то, что они тебя родили, верно? С другой стороны, люди возводят их в культ. Почему? Не знаю. Возможно, потому что иначе понимают их суть.

– Вероятно, так мы хотим… достучаться до них. Построить для них дома, в которых они могут жить. И сами приходим в эти дома, чтобы пообщаться с ними, спросить совета, облегчить душу. Но эти дома… Мне кажется, они пусты, в них никто никогда не приходил. Я хочу сказать, не то чтобы я сомневался в существовании Сиани и Инаиса, особенно теперь, после знакомства с Фрисом, но… Это довольно странно, что они никак не являют себя в мире, который создали. Нужны ли мы им? Такое ощущение, что они просто сотворили мир из любопытства, поиграли и бросили.

– Не говори так, Анхельм, а то прилетит тебе за твои слова свыше! – с жаром отозвалась Рин. – Сиани и Инаис существуют, и Фрис тому живой свидетель. Лично я думаю, что они являют себя, только в тайных обликах. Сам посуди, нашему миру тысячи лет, но за все это время в мире нигде не появилось никаких… мм-м… других религий. Я не везде была, не весь мир еще открыт – взять хотя бы Драконьи горы, кто знает, что там, за ними? – но в тех странах, в которых мне довелось побывать, почитают Сиани и Инаиса.

Существование Творцов – это факт, который никто и никогда не пытался оспорить. Хотя в последнее время все чаще стали встречаться люди, – она подчеркнула это слово, – которые разуверяются в их существовании. Я гадаю, уж не это ли является причиной, по которой началось массовое строительство храмов? Как будто кто-то сверху руководит нами. Я не имею в виду императора, это что-то другое, что-то сильнее даже, чем Анарвейд. Не знаю, так глубоко лезть не буду, а то заплутаю в собственных рассуждениях.

– Нет, подожди, я хочу поговорить об этом. В этом есть смысл.

– Ну, я тебе тут много не скажу, – она поерзала и откинула одеяло – жарко.

Анхельм немного помолчал и затем сказал:

– Начну издалека. Я еще не родился, когда Вейлор занял трон, но помню то, что рассказывал отец, да и дядя мне потом довольно доходчиво объяснял некоторые вещи. В начале своего правления, когда не было еще никакого кристалла, Вейлор направил все силы на то, чтобы собрать воедино разрозненные герцогства и создать единую территорию империи.

– Ты имеешь в виду ту реформу восьмидесятых, когда он запретил герцогам иметь собственные военные силы и сосредоточил всю военную власть в своих руках?

– Не только. В тот момент он централизовал вообще всю власть в стране в своих руках, чего не мог сделать его отец. Он запретил Дворянскому собранию выбирать курс политики государства, менять что-либо в законах, создавать местные законы, которые действуют на территории только одного герцогства, и это вызвало массу недовольства, были даже восстания герцогов, которые он подавлял. В частности, тогда герцогство Финесбри было поглощено Танварри, а Атриди лишился большей части привилегий.



Rissen Rise

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться