Хроники Марионеток. Цель Офицера

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая, в которой Анхельм впервые слышит эхо войны, а Фрис принимает решение

– Вставайте, сонные сурки! – громыхнул над ними мужской голос, и Рин вздрогнула, резко очнувшись ото сна.

Анхельм лежал рядом с ней, уткнувшись лицом между подушками и закинув на нее одну ногу.

– Вставайте! Подъем! – потребовал голос опять.

Анхельм дернул рукой, схватил подушку и, не глядя, запустил в сторону источника шума. Послышался грохот упавшей вазы и смех Фриса. Рин повернулась и села в кровати, сонно протирая глаза. Затем она встала и ушла в ванную.

– Вовсе не обязательно было разгуливать передо мной голой! – весело крикнул Фрис ей вслед.

– Фрис, тебя не учили, что невежливо вламываться утром в спальню к влюбленной паре? – недовольно пробухтел Анхельм в подушку, даже не думая поворачиваться.

– Ну, я подумал, что вы не хотите проспать, и решил все-таки вас разбудить, – объяснил Фрис. – Утром пришел этот главный человек гостиницы и сказал, что расписание поменялось, и мы можем уехать в два часа дня вместо семи вечера.

Анхельм резко оторвался от подушки и глянул на часы на стене: двадцать минут первого. Ругаясь себе под нос, он вскочил и стал быстро собираться.

– Фто тафое? – высунулась из ванны Рин со щеткой в зубах.

– Умывайся скорее, опаздываем! – откликнулся Анхельм, застегивая рубашку. Рин скрылась в ванной, а Фрис, посмеиваясь, ушел.

 

Вокруг носились люди с чемоданами. Все кричали и размахивали руками. Кто-то целовался и обнимался, провожая в путь родственников и друзей, кто-то растерянно стоял среди своей поклажи, ожидая встречи. На углу здания зала ожидания молодая пара выпытывала у полицейского, как пройти к почте, вокруг них, визжа и кидаясь почерневшим от сажи снегом, носились маленькие дети. Прямо перед входом на перроны девушка в нарядном алом платье громко ссорилась с молодым человеком, загораживая проход. Разношерстная толпа гудела, словно рой пчел, и Рин не могла припомнить, видела ли она ранее столь оживленное место.

Казалось, герцог чувствовал себя в этой невозможной хаотической обстановке, словно рыба в воде: он ничему не удивлялся и, даже взглянув на паровоз, лишь хмыкнул. А Рин и Фрис с нескрываемым интересом и благоговейным страхом рассматривали стоящий у перрона состав и морщились от едкого запаха копоти. Паровоз был огромен: колеса в рост Фриса, трубы такие, что руками не обхватить, а из них белыми клубами со свистом и пыхтением валил пар.

Рин следовала за Анхельмом, вцепившись в рукав его пальто и держа за руку немного растерянного Фриса. За ними следом скакал пацан лет двенадцати с охапкой газет и, дергая Анхельма за рукав, всучивал «господину» утреннюю прессу. Герцог дал ему мелкую денежку, чтобы тот отвязался, ухватил Рин покрепче и поволок за собой в толпу. Он крутил головой по сторонам, высматривая в толпе Кастедара, а когда увидел, то рванул к нему напролом, не обращая внимания на тех, кто не успел убраться с пути. Демон стоял, привалившись к стене у входа в кассовый зал, и вид имел крайне сердитый. Рин при виде него крепче сжала руку Фриса, и келпи поспешил заслонить ее собой. Посланник, увидев их, напротив, немного расслабился и недовольно высказал Анхельму за опоздание. Герцог отмахнулся от него, потребовал документы и билеты и стал обсуждать маршрут и пересадки.

Наконец Анхельм и Кастедар договорились и снова пошли через толпу. Люди перед демоном поспешно расступались в стороны, Анхельм быстро двигался, ловко огибая тех, кто зазевался. Фрис и Рин едва успевали уворачиваться.

Спустя некоторое время поисков они нашли нужный вагон, свое купе, распихали поклажу под сиденья и сели. По подсчетам Анхельма, путь до Гор-ан-Маре занимал около четырех суток с одной пересадкой в Тахоссе. Радовало во всем этом только то, что чем больше они удалялись от дома, тем теплее становилось. Рин знала, что в Гор-ан-Маре сейчас тепло, снега нет, и мысленно предвкушала покупку легкой одежды. А уж как тепло должно быть сейчас в Левадии, где совсем не бывает снега, – сказка просто!

Девушка удобно устроилась с новой книжкой на мягком сиденье, поджав ноги. Анхельм снова уткнулся в газету и на время выпал из реальности. Фрис скучающе придвинулся ближе к Рин и стал читать через ее плечо.

Состав тронулся только через полчаса, и, казалось, весь вагон ухнул, когда их по инерции дернуло назад. Фрис вцепился в сиденье так, что костяшки побелели, и беспокойно уставился на перрон, где махали руками провожающие. Рин тоже оторвалась от книжки и с интересом глянула на движение за окном. А в следующий момент все трое подскочили на местах и зажали уши: оглушительно и пронзительно загудел свисток паровоза.

– Что это было? – ошалело спросил Фрис, не без труда совладав с голосом.

– Это был свисток, так состав предупреждает о том, что тронулся, – ответил Анхельм, закрывая двери купе.

– Ты уверен, что это безопасно? – Рин забилась в угол сиденья и глядела круглыми от испуга глазами.

Герцог усмехнулся:

– Ну конечно. Уж куда безопаснее, чем пробираться пешком через лес, полный хищных зверей, бандитов и патрулей.

– Как скажешь… Но провести в этой штуковине четверо суток подряд – боюсь, я не выдержу, – она покачала головой.



Rissen Rise

Отредактировано: 13.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться