Хроники Марионеток. Долг Короля

Размер шрифта: - +

Глава 1.2.

Рин стояла перед дверью каюты и не решалась зайти. Произошедшее пять минут назад выбило ее из колеи, совершенно расстроило, поэтому она боялась наговорить Анхельму гадостей. Она заготовила три различных речи, какие, как она надеялась, уберегут ее от объяснений, но ни одна не казалась ей достаточно хорошей и убедительной.

– Времена года сменяются быстрее, чем ты решаешь, как поступить, – послышался голос сзади. Рин обернулась и увидела Кастедара, смотрящего на нее. Восково-бледное лицо демона было усталым и раздраженным.

– Я не хочу заходить.

– Не заходи.

– Но я хочу помириться.

– Зайди и помирись.

– Но я не хочу заходить.

Демон вздохнул.

– Сигарету?

– Нет, спасибо.

– Как хочешь. Помогает думать. Решай быстрее, чего ты хочешь. Я пытаюсь пройти в каюту, но не могу этого сделать, пока ты тут изображаешь живой памятник сомнению.

Рин фыркнула и развернулась, чтобы уйти.

– Трусиха.

Это короткое слово, сказанное так насмешливо и небрежно, развернуло ее назад, словно стрелку компаса. Рин воинственно взглянула на демона и демонстративно бесстрашно повернула ручку двери. Вопреки ее ожиданиям, Анхельм не метнулся к ней с порога. Он сидел за столом и катал по нему лимон. На звук ее шагов даже не обернулся. Рин молча прошла, положила клинок на место и стала переодеваться. Сходила умыться, вернулась. Анхельм все сидел и глаз не поднимал. Она легла на кровать и достала книгу. Конечно, при таком освещении читать она бы все равно не смогла, но ей просто хотелось чем-то занять руки.

– Я проветрилась, – тихо сообщила она. Анхельм промычал в ответ.

Следующие пять минут тишины нарушались лишь шелестом страниц и звуком катающегося по столу лимона. Наконец Рин не выдержала.

– Прости. Я была не совсем права.

Анхельм поднял на нее взгляд и расстроенно вздохнул.

– Нет, ты была совершенно права. Я сказал грубую вещь и вполне заслуженно за нее получил.

Рин раздраженно перелистнула с десяток страниц разом.

– Анхельм, давай не будем разбирать, кто прав, а кто нет, и в чем конкретно, ладно? Мы оба хороши. Ты попросил прощения, я попросила прощения. Все довольны, все счастливы, так?

– Ты каким-то странным тоном говоришь.

– Нормальный у меня тон.

– Да не особенно. Я же чувствую, что ты злишься на меня.

– Да, ты прав, теперь я злюсь, – сказала она, захлопывая книгу. – Анхельм, все было хорошо, с чего мы начали ссору? С какой-то глупости. Зачем?

– Ну, для тебя это глупость, конечно.

Она закатила глаза.

– Началось в деревне утро…

Анхельм сердито посмотрел на нее в ответ. Поднялся, громыхнув стулом, подошел к кровати, лег рядом и вздохнул с такой тяжестью, будто на нем весь день возили воду.

– Честно говоря, я просто не знаю, с какой стороны к тебе подойти.

– В каком смысле?

– Да, временами мы ссоримся из-за моей ревности. Но прими во внимание, что я тебя очень сильно люблю, и что у меня нет никакого опыта в отношениях. Рин, всего себя я доверил тебе без единого сомнения. Свою жизнь, свой дом, все, что у меня есть. Я стараюсь быть с тобой нежным и ласковым, внимательным и заботливым. Я боюсь потерять тебя, потому что уверен, что просто не переживу разлуки. Да, можешь называть это эгоизмом. Но ведь это здоровый эгоизм, правда?

– Ну...

– Рин, ты мне очень нужна, – перебил он. – Я хочу, чтобы ты всегда была со мной, чтобы у тебя не было проблем, я хочу сделать все, чтобы ты жила спокойно и счастливо. Я хочу о тебе заботиться.

– А мое мнение в данной ситуации учитывается?

– Тебе не нужна моя забота? Ты не хочешь, чтобы я водил тебя в театры? В элитных ресторанах тебе не нравится? В красивых гостиницах? Я купил тебе мало платьев?

Рин вдохнула и проглотила грубые слова, готовые вырваться криком "купи себе инстинкт самосохранения, а меня оставь в покое".

– Анхельм, я ценю все, что ты для меня делаешь, поверь. Но любовь заключается не в количестве платьев в моем чемодане. Это глубже! Ты сам-то оцени со стороны наши отношения. Мы с тобой познакомились в декабре, сейчас всего лишь февраль. Наши отношения развивались стремительнее, чем лавина с горы сходит. Ты хочешь, чтобы я за два месяца приняла такое сложное решение, как остаться ли мне с тобой навсегда, наплевав на все свои обязанности, трудности и так далее?

– Обязанности, трудности... – повторил Анхельм и положил голову ей на грудь. Рин заставила себя лежать смирно. – Если ты по-соринтийски не понимаешь, хочешь на левадийском скажу, что со мной у тебя не будет ни трудностей, ни обязанностей?



Rissen Rise

Отредактировано: 16.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться