Хроники Марионеток. Долг Короля

Размер шрифта: - +

Глава 2.2.

Они вместе дошли до въезда в поместье, где осталась их карета. Кучера не было. Поискав глазами, Рин обнаружила его по другую сторону дороги: он спал под деревом в теньке. Что ж, это только на руку. Рин зашла внутрь кареты и обнаружила, что матросы уже очнулись. Она сгребла их за воротники и по очереди выпроводила из кареты пинками.

– Вот эти два тела, – сказала она, – громили кондитерскую на Третьей Портовой линии.

– При чем здесь я? – спросил губернатор. Рин подняла палец.

– Кондитерская принадлежит Альберте Вонн, моей давней подруге. Когда я навела порядок, мне удалось выяснить вот от этого славного парня, что их послал некий Белый с приказом, цитирую, «зачистить лавочку и выкинуть кошелку». Когда я спросила, для чего это, мне ответили, что лавочка нужна для хранения товара. Ах, да, забыла пояснить. Мне любезно рассказали, что Белый – это капитан судна «Белый Ветер», который возит на Южные острова очень дорогой товар из Галдама. Но вот незадача: самым дорогим товаром в Галдаме являются люди, больше в маленькой рыбацкой деревушке, разрушенной войной, ничего нет. В Лейгесе многолюдно, на пристани толпы беженцев, и менее чем час назад вы сами признались, что их слишком много. Напрашивается вывод: они все на рабском положении, что вы подтвердили своими словами о том, что они у вас работают за еду. Когда я спросила Альберту, обращалась ли она в полицию, то была крайне неприятно удивлена, узнав, что полиция и пальцем не шевелит, чтобы пресечь разбой. Когда полиция работает таким образом, это свидетельствует о том, что она либо куплена, либо ей дано указание не вмешиваться.

– От меня подобных распоряжений не поступало, – мрачно проговорил губернатор.

«Не лжет», – с досадой подумала Рин.

– Вы, может быть, и не отдавали. Но вот человек по имени Френсис Закари вполне мог это сделать.

– Френсису совершенно незачем это делать.

«А вот это ложь», – отчетливо поняла она.

– Но вы не можете знать этого наверняка, верно? Судя по письму вашей дочери, вы ведете с ним дела, и довольно близко, раз хотите выдать ее замуж за него. «Мой отец решил выдать меня замуж за Френсиса Закари, владельца судоходной компании, в определенных кругах он известен как Массам», – процитировала Рин.

– Вы не можете знать, что Массам и Закари – одно лицо. Роза всего лишь ребенок. Она строит догадки.

– Ваша дочь пишет, что Закари развернул в городе сеть своих людей. К сожалению, – или к счастью? – когда я пришла на почтовую станцию, чтобы взять экипаж для герцога, мне не хотели давать карету, упомянув, что некий господин Закари будет очень недоволен этим. Только после того, как я предъявила удостоверение, мне дали карету. А еще начальник станции вел интересный разговор, в котором упомянул Закари и Массама как одно и то же лицо. А за полчаса до этого я услышала от моей подруги Альберты Вонн слова, что вот этих вот друзей к ней подослал Массам. И что этот самый Массам уже держит в своих руках весь Лейгес.

– Это все равно ничего не доказывает.

– Роза также пишет, что… Ваша светлость, позвольте письмо?.. «Сведения о происхождении его состояния я узнала от служанки Нэли, которую он продал нам». Продал. Понимаете? Это косвенное доказательство того, что Френсис Закари, он же Массам, – работорговец. И мне очень неприятно это говорить, но, по всей видимости, вы находитесь с ним… – Рин помолчала, подыскивая слово, – в незаконных деловых отношениях.

– Вы хотя бы понимаете, кого обвиняете и в чем? Вам это с рук не сойдет! – Алава встал в позу.

– Господин Алава, – угрожающе ответила Рин, – я здесь представляю закон. Его светлость увидел в ваших декларациях и отчетностях состав экономического преступления. А я подозреваю вас в уголовном преступлении, а именно: запрещенная законом Соринтии торговля людьми. Для вашего же блага будет лучше, если вы будете помогать следствию, а не противодействовать.

Губернатор мрачно смотрел на Рин, та отвечала ему таким же взглядом.

– Я требую законного следствия и суда, – наконец сказал он.

– Всенепременно, господин Алава, – пообещала девушка. – Вас пока еще ни в чем не обвиняют. Вы всего лишь попали под подозрение.

– Полковник Эмерси, немедленно отправляйтесь в отделение полиции и приведите следователя, – сказал Анхельм.

– Будет исполнено, ваша светлость! Что прикажете делать с этими? – она ткнула в лысого матроса.

– В дом. Мы с губернатором остаемся ждать вас здесь.

Рин вздохнула и принялась развязывать матросов. Освободив ноги первого, она достала револьвер и приставила его к голове громилы.

– Шаг влево-вправо расцениваю, как попытку к бегству. Стреляю без предупреждения и без промаха. Шагай.

Матрос послушно поднялся и пошел к своему связанному товарищу. Развязав его ноги, Рин ткнула его револьвером в бок.

– И как я пойду? – спросил тот. – Ты мне колено выбила!



Rissen Rise

Отредактировано: 31.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: