Хроники Марионеток. Долг Короля

Размер шрифта: - +

Глава 6.1.

Рин много раз пыталась описать то чувство, с которым проснулась, но каждый раз только со злостью комкала бумагу и выбрасывала черновики. Это было… странно. Похоже на ощущение пробуждения после слишком долгого сна. Все вокруг происходило словно бы замедленно. Голова совершенно пустая, полная потеря ориентации в пространстве – невозможно понять, где право, а где лево. Мозг медленно проводил инвентаризацию тела: две здоровых руки, две здоровых ноги, одна больная голова, в груди ноет, спина затекла. Рин с усилием разлепила глаза. Белый потолок, желтый солнечный свет, в котором плавают-танцуют пылинки, заносимые ветром через раскрытое окно. Она некоторое время наблюдала за их беспорядочным кружением, пока к носу не подплыл аромат цветов и фруктов. Сразу проснулся желудок, заурчал. Рин попыталась глотнуть, но во рту совершенно пересохло – губы не разлепить. Она повернула голову к источнику запаха и увидела корзину, тумбочку и девушку, сидящую на стуле. Девушка читала книгу, но как только Рин повернулась к ней, отложила ее и ласково улыбнулась.

– Воды?

Рин медленно моргнула. Девушка налила воды в желтый стакан и помогла Рин сесть. Поддержала ее голову, пока та пила, и осторожно уложила обратно.

– Хотите еще что-нибудь?

– Не знаю… – проговорила Рин, обнаруживая, что говорить может, но очень тихо. Горло как будто онемело, все внутри саднило.

– Как себя чувствуете?

– Паршиво.

Девушка протянула ей ломтик какого-то фрукта с красной мякотью. Рин принюхалась и откусила. Рот наполнила сладость, впрочем, не приторная, а приятная.

– Где я? – спросила она, наконец.

– Вы в клинике. Клиника находится в Магредине. Магредина находится…

– В Левадии… – закончила Рин. Вдруг в голове что-то встало на место, и стали постепенно поступать обрывки воспоминаний. Тому, что произошло с ней в последние моменты, какие она помнила, Рин удивилась в лучшем случае вяло. Они казались ей чем-то далеким, словно это происходило не с ней. Женщина жевала фрукты, задерживая мысли то на одном, то на другом воспоминании, но всё было каким-то тусклым, будто покрытым пылью времени. Ничто не трогало ее эмоций, не будило злости, слез, жалости. Равнодушно оценив произошедшее, Рин спросила:

– Как я сюда попала? Меня же… застрелили?

– Кастедар не стрелял в сердце, – объяснила девушка. – Платье сдержало удар вполовину: Вивьен вшила в подкладку пластину тонкого железа по его просьбе.

– Так вот почему груди было так тесно… – пробормотала Рин. – Вивьен...

– Не сердитесь на нее! – поспешила сказать собеседница. – Вивьен ни в чем не виновата, она выполняла приказ Кастедара.

– Я не сержусь, в этом нет смысла, – проговорила Рин и прикрыла глаза.

– Вот и хорошо. Я переживала, что вы не поймете...

– А вы... Кто вы?

– Не догадываетесь? – девушка склонила изящную головку вбок.

– Я должна?

– Вы правы, мы же не встретились, – кротко и немного виновато улыбнулась девушка. – Меня зовут Фиона. Я – принцесса Левадии.

Рин потребовалось несколько секунд, чтобы осознать смысл слов.

– Здрасьте, ваше высочество… – пролепетала она. Возникла неудобная пауза: Рин не знала, куда деться от смущения, а Фиона не знала, что сказать.

– Вы меня извините, что так вышло.

– Не извиняйтесь, Рин, мне уже рассказали эту сложную и странную историю. Вам просто несказанно повезло, что вы попали в руки Кастедара.

– Повезло? – уточнила Рин. – Потому что я собиралась разукрасить его постную физиономию под маскаренские ковры, как только он появится, так что… Дайте мне причину этого не делать.

– Вас застрелили бы, если бы не он. Вы же помните, кто ворвался в зал?

Рин порылась в памяти и выудила образ врывающихся в зал солдат с нашивками на рукавах.

– Спецгруппа «Орлы», – прохрипела Рин. – В свое время они разделяли одну ступеньку славы с «Волками». Терпеть их не могу.

– Почему?

– Сейчас, наверное, уже все изменилось, но тридцать лет назад это была группа ублюдков без капли чести. Зависть едва не довела их до могилы.

– Как так вышло?

Рин с удивлением поняла, что отчетливо помнит все, что произошло тогда, до единого обидного слова, которым прошлись по ее происхождению и чести ее родителей.

– Мы были вместе один раз на международных учениях. Их командир был не в восторге от того, что я уложила его на две лопатки, и обласкал меня разными словами. Я спокойно отношусь к любым оскорблениям, но поливать грязью моих родителей какому-то человечишке не позволю. В общем, нас вовремя разняли, а то кровопролития точно бы не избежали. Так значит, им приказано было арестовать меня?



Rissen Rise

Отредактировано: 31.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: