Хроники Модернистана

Размер шрифта: - +

Глава 17. Один день из жизни модернистанского Судьи

Судья Верховного суда Модернистана был, пожалуй, одним из важнейших людей в стране. И не только потому что имел выдающихся размеров авторитет, который мерно колыхался при каждом шаге.
И не потому что он приходился родственником самому Солнцеликому императору. В Модернистане все кому-то приходились родственниками — этим сегодня уже никого не удивить.
Нет, он был важным человеком потому, что от его решений зависела судьба каждого гражданина, каждого человека, попавшего в тиски подслеповатой Фемиды. 
Кстати, о Фемиде. Одни модернистанцы свято веровали, что Фемида подслеповата из-за повязки, закрывающей ей глаза. Другие же, напротив, были убеждены, что Фемида видит отлично и становится подслеповатой исключительно в нужных случаях. Третьи полагали, впрочем тоже справедливо, что Фемида — давно уже не девушка, а дряхлая старушка. Ну а со старушки — какой спрос?
Как бы то ни было, Судья Верховного суда считал себя важнейшим человеком в государстве еще и потому, что он и был глазами Фемиды. И так считал не только он, но и другие судьи Верховного суда. За исключением, наверное, Верховного судьи Верховного суда. Ибо тот был не просто одним из важнейших людей в стране, а важнейшим из важнейших. Ибо его родство с императором никто не смел оспорить, а его решения по всем судебным тяжбам — было решающей точкой, оспорить которую мог только один человек — Солнцеликий император.
Судья Веховного суда пришел на работу, как обычно, к двенадцати часам дня. Юркая секретарша, отлично знающая повадки своего шефа, тут же принесла ему кофе с коньяком и блюдечко с тонко нарезанными ломтиками лимона, посыпанными корицей.
- Что-нибудь еще, шеф? - спросила она томно, потупив глазки.
В том, что шефу понадобится «что-нибудь еще» секретарша нисколько не сомневалась. Но спросить шефа об этом — было традицией.
- Да, понадобится! - судья Верховного суда глазами раздевал миниатюрную фигурку секретарши, чувствуя, как его авторитет поднимается вверх, движимый какой-то могучей силой с самого низу. Силой, которую он уже давно не видел.
Через полчаса, когда силы иссякла, судья удовлетворенно откинулся на спинке своего кресла и лениво спросил:
- Ну? Что там у нас сегодня?
- Да ничего такого важного, шеф. Есть только одно дело, но мне кажется, оно не достойно быть рассмотрено вами.
У Судьи Верховного суда настроение было приподнятым. Наверное от вкусного кофе с лимоном, а может от того, что его секретарша так отлично знала свою работу, а потому он принял решение, которое его самого удивило.
- Давай, я сам рассмотрю! - бухнул он и зажмурился от довольства собой — какой он все-таки благородный и добрый. - В чем суть дела?
- Да спор идет между владельцем ресторана и одним зазнавшимся журналистом.
При слове «журналист» Судья Верховного суда поперхнулся: ох и не любил он эту братию. Но он же Судья: а судья не может вернуть свое слово назад. Раз пообещал разобраться, значит, надо разобраться.
- А конкретнее? - осторожно поинтересовался он.
- Журналист нашел в супе червей и написал об этом разгромную статью в своей газете, а владелец ресторана утверждает, что это не черви, а гусеницы. И они входят в рецепт.
- Так-так! А что за ресторан?
- Да этот… Именитый «Нэшиональ».
- Это который племянник жены брата сестры подружки снохи моего троюродного брата держит?
- Он самый!
- А что ты раньше молчала?
Секретарша, осознав, что вопрос риторический, предпочла просто покраснеть.
- Ну тогда тут все ясно. Виноват журналист. А, кстати, из какого он издания?
- Из «Модернистан сегодня»…
- Постой-постой. Это та газета, которую любить читать брат снохи моего двоюродного брата?
- Так точно, шеф!
- Слушай, ну тогда все ясно. Виноват ресторатор. Он же даже не родственник!
- Так и журналист — тоже не родственник, - мудро заметила секретарша.
- Тоже верно. А что за суп?
- Суп «Слава Модернистана». Ингредиенты: абалон (глубоководный моллюск), особые японские грибы, морской огурец, сушеные гребешки, мясо цыпленка, мраморная говядина, копченый казы, женьшень и сыр «Касу марцу»
- Слушай, а это не тот суп, которым нас кормили в том же «Нэшиональ» на свадьбе внука троюродного брата жены моего старого друга — председателя Стражей финансового порядка?
- Да.
- А я-то думал тогда, что ж мне так хреново было.
Секретарша хотела напомнить шефу, что скорее всего было плохо не из-за супа, а потому что он перепил Dom Pérignon Rose Gold урожая 1995 года, но потом подумала, что это будет нетактично, и промолчала.
- Ну, тогда однозначно — журналист прав.
- Шеф, я только хочу уточнить, что сыр «Касу марцу» - это сыр, известный содержанием в нём живых личинок сырной мухи.
- Хм… А журналист, что написал?
- Что в супе были червячки.
- Слушай, а откуда у журналиста деньги на такой суп? Если мне память не изменяет, он стоил, что-то около 5 тысяч долларов?
- Это было два года назад. Сейчас он стоит уже 7 тысяч.
- А что хочет ресторатор?
- Опровержения и чтобы журналист заплатил за суп.
- Опровержения? Ну в супе же были червяки.
- Не червяки, а личинки.
- А в чем разница?
- Я не знаю, шеф. Но с утра уже звонил ваш троюродный брат и просил вас быть беспристрастным в этом деле.
- А ну раз звонил… Тогда виноват журналист.
- А потом звонил ваш двоюродный брат и тоже просил быть беспристрастным.
- Тогда виноват ресторатор.
- А потом звонили из администрации императора.
- И? - спросил Судья Верховного суда дрогнувшим голосом.
- Тоже просили вас быть непредвзятым.
- Тогда так, - после недолгого раздумья сказал судья. - Записывай решение: Признать журналиста виновным в дискредитации ресторана… нет не так. Признать, что журналист из-за плохого знания биологии, дезинформировал читателей и обязать его опубликовать опровержение, что в супе были не черви, а… как их там?
- Личинки.
- Вот-вот! И дополнить опровержение рецептом супа с подробным описанием этого сыра…
- «Касу марцу»
- Ужасное название. Запиши куда-нибудь, чтобы я больше не ел никогда этот суп. В последний раз мне было так от него хреново. А что касается иска ресторатора, то признать его иск необоснованным и в удовлетворении материальных претензий — отказать. Все ясно?
- Шеф! Вы самый справедливый судья на свете! Я могу идти?
- Да. Свободна. Но после обеда снова жду тебя с кофе. И лимон не забудь. Ну и все остальное тоже. 



Руслан Бахтигареев

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться