Хроники неразгаданных снов

Мой гениальный план.

Стакан не может уместить ведро воды.

Окно было приоткрыто и в комнату просочился вкусный запах дождя и прохлады. По подоконнику с другой стороны крупные капли отбивали чечетку и взгляд невольно притягивался к источнику звука. Я взяла в руки телефон и набрала номер самого дорого человека в мире, про которого со всеми этими приключениями совсем забыла.

- Привет, солнышко. – теплый голос раздался на другом конце провода, сквозь расстояние я почувствовала улыбку и спокойствие, что наконец-то позвонила.

- Привет, ма. – я тоже инстинктивно улыбнулась.

- Ну как твои дела? Совсем не звонишь, не пишешь. – разочарованно заметила мама.

- У меня все хорошо, меня повысили на работе и сейчас… - я помедлила. – я в командировке со своим боссом. – спокойно уже добавила.

- Как здорово. – радостный возглас отразился в маминых словах. – Когда приедешь домой? – с интересом спросила она.

- Как только вернусь – сразу к вам, как там папа?

- Он на работе, ты же знаешь: день, ночь, двое дома. – я слышала посторонние звуки во время разговора, наверное, мама опять что-то готовит. Она всегда готовит, моя мама, как самый настоящий кок, который стремится вкусно накормить каждого на своем корабле.

Мне вдруг очень захотелось сейчас оказаться дома и насладится маминой пищей, общением, да и просто быть с ней рядом, даже ничего не говорить, лишь чувствовать ее присутствие, этого было бы достаточно для счастья. Идиллия, это когда мы все находимся в одной комнате, папа рисует свои картины, мама читает, а я смотрю телевизор, безумно люблю смотреть телевизор, особенно, когда идут какие-нибудь интересные фильмы и смотришь их вместе со всем населением земли, ведь фильмы идут в прямом эфире у каждого, кто смотрит тот же канал, что и я.

- Как твое самочувствие, что-то голос усталый, что-то случилось? – засуетилась мама, всегда то она все чувствует.

Мне не хотелось ее пугать, не хотелось, чтобы она переживала за меня, и я решила сказать ей только часть правды, ради ее же спокойствия.

 Ведь дети часто так делают - что-то не договаривают родителям, не потому что они плохие или не доверяют им, а просто потому, что бояться причинить боль тем, кого сильно любят. Как и родители, которые не все рассказывают своим маленьким детям, чтобы не травмировать их еще юные умы. И это нормально.

Правду нужно говорить в свое время.

 - Все хорошо, я просто упала и ударилась головой о кафель в ванной, сейчас нахожусь в городской больнице, все уже хорошо, рана незначительная, все обошлось. – я выдохнула, мне кажется, даже эта правда ее немного шокирует.

- Доченька…Как же так-то? – голос мамы изменился, еще чуть-чуть и она заплачет. – Я же всегда говорю: «До беды один шаг» - мы вместе закончили ее излюбленную фразу. Я помню ее с детства, и она с детства мне не нравится. Как будто я меряю шаги до этой самой беды, это происходит как-то, само собой.

- Все хорошо, ма. – я выдохнула. – Со мной мой босс, он привез меня в больницу, скоро уже выпишут. – я попыталась улыбнуться и подбодрить маму.

- Нужно беречь себя…- она хотела было еще что-то сказать, но я перевела тему на ее булочную.

Мы с мамой с лихвой проболтали еще целый час, могли бы и дольше, вот только пришла медсестра, чтобы сменить повязки на запястьях и нам пришлось прервать наш разговор. Мама к концу беседы уже не сердилась и не плакала, но дала наказ быть внимательнее. Я кротко убедила ее, что со мной подобное больше не случится и отключилась.

- Как вы себя чувствуете? – спросила молоденькая медсестра.

- Лучше, спасибо. – я врала. Мне было дико больно, каждый раз, когда она прикасалась к порезам на руках мне хотелось закричать, но я терпела.

- Раны затягиваются, скоро можно будет снять швы.

- Ага, спасибо.

Медсестра ушла, и я вновь осталась в комнате одна. Вот уже два дня я валяюсь в этой никчемной больнице, то и дело общаюсь с психологом, принимаю снотворное и слушаю бесящую мелодию капель по подоконнику.

Ко мне никто не приходил за это время и это раздражало еще больше. Ник не писал и не звонил, как и все остальные. Складывалось впечатление, что меня просто бросили в чужом городе и оставили гнить в этой больнице. Спасибо, что не в психушке, ведь, когда меня привезли с порезами на запястьях все решили, что я самоубийца, но босс настоял, что я просто так симметрично неудачно порезалась, когда разделывала мясо, на удивление ему поверили или просто деньги им закрыли глаза, но психолога все же включили в ежедневные процедуры, чтобы исключить повторное происшествие…

Во всем был лишь один плюс – под действием сильного снотворного с действием лекарственных трав я быстро вырубалась и не попадала ни в какие миры, а просто спала, как убитая и этому радовалась. Честно говоря, возвращаться туда не хотелось, хоть и интересно чем все закончится. Я помнила все до мельчайших деталей и того маньяка, и его слова про нового правителя. Хотелось поскорее предупредить Лео и Сильвана, среди приближенных к ним был «Иуда», который задумал неладное, а как еще объяснить то, что Лео чем-то опоили и он крепко уснул на диване, не дождавшись меня? Тогда это не показалось мне странным, а теперь пазлы складываются.



Медея Клеменс

Отредактировано: 20.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться