Хроники одного Города

Размер шрифта: - +

Глава 4

Шаги были… странными. Они шлепали. Шлеп, шлеп, шлеп… Словно мокрой тряпкой по мостовой.

Я осторожно потянулась к ножу в сапоге и увидела, что кинжал Гаррета уже у него в руках. Все-таки мой друг гений в темных делишках…

Мы срослись с замшелой каменной стеной, стараясь не двигаться и не дышать. Нетрудно было предположить, кто к нам приближается. Вопрос в том, сколько их?

Вскоре куршоки явились пред нами.

Змеиные глаза, гребни на головах, огромный рост и зеленая кожа, признаться честно — выглядело это устрашающе. И я еще теснее прижалась к камням на стене. Рука Гаррета накрыла мою, и я почувствовала в ней газовую гранату.

Твари шли медленно, но все же приближались к месту, где мы стояли. Нас они, конечно, не видели, что меня несказанно радовало. Я еле заметно покачала головой, прося Гаррета не кидаться на них.

Куршоки прошли мимо нас, даже ни разу не заподозрив, что за ними внимательно наблюдают четыре глаза — три нормальных, один механический. За ними тянулась вонь затхлой воды и гниения.

Я, наконец, решилась пошевелиться и слегка сжала ладонью запястье Гаррета. Он ответил мне вопросительным взглядом.

— Идем за ними, — прошептала я беззвучно.

Поскольку он читать по губам не умел, мне пришлось повторить это раз пять, пока до него не дошел смысл моего самоубийственного послания.

— С ума сошла? Я не пойду! У меня с собой ничего нет!

— Все будет в порядке.

— Я сказал — не пойду. Если надоело жить, иди одна.

— И пойду, — рассердилась я.

— Постой.

— Что?

— Вот, — он протянул кинжал. — Будь осторожна.

Я скривилась, взяв предложенное оружие.

И пропала в темноте.

 

 

 

* * *

 

 

Первые часы преследования я проклинала себя, на чем стоит Город, и даже два раза упомянула Свига. Однако, вспомнив удивительную тварь, решила все-таки в дальнейшем воздержаться.

Мы спустились в неприметный канализационный лаз в Доках, и там я с удивлением обнаружила небольшую пещеру, уводящую в катакомбы. Да уж… знал бы Герцог. Впрочем, вход в пещеру был настолько узким, что я поневоле засомневалась, пролезут ли куршоки в него. Твари моих сомнений нисколько не разделяли и проскользнули внутрь почти ужом. Я же, выждав около получаса, двинулась вслед за ними. К сожалению, грацией ужа я не обладала, и проникла внутрь с грохотом, нехорошими словами и страхом, что безбожно себя выдала.

Но пронесло. Твари, очевидно, уже давно ушли.

Внутри было отвратительно. Всюду слизь — на стенах, на потолке, на полу. В многочисленных лужах копошилось что-то…. Что-то. Сырой и затхлый воздух, почти абсолютная темнота, изредка разбавляемая светящимися кристаллами, и непереносимая вонь. В общем, чудное место.

От галереи пещеры, в которой я стояла и отчаянно морщилась, вело два хода. Узкий и настолько низкий, что, соберись я пойти по нему, мне пришлось бы ползти, захлебываясь в слизи, и широкий и высокий. Вообще удобней было бы идти по свободному ходу, но оттуда доносились человеческие голоса.

Едва заметный туман, появившийся из моей ладони, немедленно превратился в тонкую, путеводную нить. И разумеется, он показал на узкий лаз. Еле заметное покалывание руки выдавало магические ловушки в просторном коридоре.

Я поморщилась… и еще раз поморщилась. Жаль, что оборотни не могут не дышать. Набрав в легкие побольше воздуха, я нырнула в отвратительно воняющую жидкость.

Очевидно, что куршоки могли легко обходиться без воздуха, если пользовались этим ходом, потому что спустя несколько минут я почувствовала головокружение и боль в груди. Камень почти обволакивал меня и становился все уже и уже. Неупомянутая, но хорошо знакомая паника подступала постепенно и со вкусом.

Я же не смогу даже развернуться!

Но кошмар внезапно кончился, когда я обнаружила, что могу вынырнуть, и там есть воздух.

Что я говорила? Сырой и затхлый? Да он божественен — этот воздух!

Я стояла по грудь в грязи, в которой то тут, то там копошились какие-то мелкие твари, и с наслаждением дышала.

Но это все романтика, потому что, как только я вспомнила чудесную ванну у нас дома, свежий воздух, да и... В общем, это место перестало казаться мне божественным. И я прогребла дальше, брезгливо отталкивая от себя водоплавающих червяков и других странных насекомых. Настрой из уныло-отвратительного постепенно переродился в поиско-приключенческий. А о Льюисе я старалась не думать…

Тоннель постепенно расширялся, а река из зловонной жижи уступила место такой же луже. Шла я недолго, по моим меркам, и в конце концов, дорога привела меня в сердце катакомб. Теперь уже вокруг было сухо, тепло и даже как-то уютно. Я стала осторожнее, и старалась держаться подальше от светящихся кристаллов — лооров, и изо всех сил напрягала слух. Спустя примерно полчаса я уловила еле слышные завывания. Пение? Что там происходит?

Осторожность пришлось удвоить, поскольку эти твари обладали невероятной силой, и одной против всех мне выходить не хотелось, исход был очевиден. Хотя что там было написано в книге? Куршоки боятся волков? Неплохо бы, но здесь, под землей, мой волк сам испугается замкнутого пространства. Петляя пустынными коридорами, я наткнулась на подобие столовой — и первого куршока. Он стоял спиной ко мне, держа в руках копье, явно отобранное у стражников. Мимоходом вспомнив о свойстве зрения ящериц, я практически проползла к следующей двери. Благо шуму от меня было немного, спасибо тренировкам Мафусаила. Просочившись в другое помещение, я чуть не ойкнула — здесь была спальня. Твари спали, прижавшись друг к другу, почти даже не посапывая. Пожелав про себя им приятных снов, я поползла дальше. Слава Строителю, подобных курьезов больше не случалось, и я вскоре вышла к огромному залу. Помещение разделялось на две части: в верхней стояло роскошное каменное кресло, на котором удобно устроился… человек. В нижней части был большой фонтан с чистой водой. Тварей набилось в зал немало, но проход к фонтану оставался свободным и благо темным. Скрестив на удачу пальцы, я мышкой проскочила к фонтану и спряталась. Оставалось только слушать. А послушать там было что, ибо беседа была в полном разгаре.



Зелёный Дуб

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться