Хроники Окатора. Найденная

часть шестая

 

 

Когда угроза принудительного кормления миновала, а молчание начало действовать на нервы, я спросил:

- Эта красная лихорадка и вправду такая ужасная?

- Да, - угрюмо буркнул Альдо.

- Сейчас это редкость, но не так давно эта болячка косила людей сотнями, - добавил он нехотя.

- А лекарства?

- Наши помогают не всегда, а за ваши приходится платить слишком высокую цену, - зло сказал он.

Больше мы не говорили. Альдо был серьезен и погружен в свои мысли. А я…, он хоть и не вызывал симпатии, но мне было интересно на него смотреть. И еще очень хотелось расчесать его лохмы и выкинуть отвратительный засаленный шнурок, стягивавший волосы на затылке.

Вчера он был достаточно аккуратен, я бы сказала, нежен со мной. Может он и не так ужасен, как кажется на первый взгляд. Я задумалась и не сразу поняла, что со мной соизволили обратить внимание.

- Кирен! Я что, разговариваю со стеной? Очнись!

- Как мне объяснить, чтобы ты поняла с первого раза? - рявкнул он, уничтожая в зародыше мое хорошее отношение.

- Запомни, заруби себе на носу или запиши где-нибудь. Одиночеством ты можешь наслаждаться только здесь. Хочешь пойти на пляж бери с собой Хоранда или Рави, а лучше обоих.

- Что там такого опасного?

- Я знал, что Тангары не особо умны, но ты глупа как пробка! – тут же взорвался он.

- Это не твой благополучный мир, в котором можно не бояться. Здесь есть кое-что пострашнее, чем та зверушка, с которой ты развлекалась!

- Не ори! Это не вежливо и… и не благородно требовать от меня что-то, ничего по-человечески не объясняя!

- Благородно? – Альдо зло рассмеялся. - Я Савар! – сообщил он с таким видом, будто открывает мне страшную тайну.

- Благородный?! – он выплюнул это слово, как грязное ругательство.

- Благородство и вежливость - признаки слабости. А слабость здесь недопустима! Наша природа жестока - только крайности. Выживает сильнейший, разве не этому учат в ваших школах?

Я молчала.

Альдо резко поднялся и, окинув меня презрительным взглядом, процедил сквозь зубы.

- Жди здесь!

Вообще-то я не собиралась сидеть тут в гордом одиночестве целый день, но вскоре после его ухода пришли Нури и Бель-шум.

Они нашли, что я выгляжу лучше, но все-таки недостаточно хорошо для того, чтобы показываться кому-то еще кроме них.

Пока Бель-шум раскладывал на столе книги и бумаги, Нури намазала меня кремом.

- Как ты напугала нас, ноэль. Разве можно быть такой беспечной! Заснуть на берегу? Как такое могло прийти тебе в голову? - шептала она.

- Вынужден согласиться с Нури, это было крайне неосторожно, - подал голос Бель-шум, закончив свои приготовления.

- Итак, на чем мы остановились? – строго посмотрев на меня, спросил он.

- А мы ничего и не начинали, - фыркнула я. - Я. Спрашивала. Почему. Я. Здесь.

- Да-да, именно так, ноэль, - Бель-шум не обратил на мой тон никакого внимания и продолжил ровным голосом.

- Чтобы ты лучше поняла, я дополню свой рассказ некоторыми подробностями. Как я уже говорил, поначалу, все выжившие старались держаться вместе, но с течением времени, а особенно после того, как была открыта «дверь» в ваш мир, положение изменилось.

-Юг Окатора в войне пострадал гораздо больше. Многие тысячи километров пустыни. Огромные районы, кратковременное пребывание в которых несет мучительную смерть. Хищные животные и тасоги - приятного мало. Но тяга к родной земле была сильнее, и тех южан кто захотел вернуться сюда с более благополучного Севера, повел за собой Савар.

- Это вызвало определенные споры, предполагалось, что мы повторяем прошлые ошибки, вновь разделяя Окатор. Поэтому и был заключен Договор, где гарантом выступала Гало, младшая дочь Инкубу Тангара, - Бель-шум заглянул в одну из своих книг и удовлетворенно кивнул.

-За ней был отправлен положенный ее высокому статусу эскорт и посол, который заключил брак от имени эр-реха. На обратном пути их задержал завал на лесной дороге. Пока мужчины освобождали проезд, девушка сбежала. Ее следы привели на берег реки. Было начало зимы, лед на реке был слишком тонкий, а течение быстрое, - скорбно вздохнул он.

- Все указывало на то, что Гало, не желая договорного брака, покончила с собой. Но позже, напротив того места, где Гало, якобы, бросилась в реку, обнаружили следы заранее подготовленной конной переправы. Просека была достаточно широка, чтобы четверка лошадей могла быстро вытянуть легкую лодку. Стало ясно, что Гало жива, а побег тщательно готовили.

Кадарго обвинил во всем Тангара, но вскоре стало понятно, что отец невесты непричастен. Для эр-реха это было страшным оскорблением. Только вмешательство лорда Инкубу и других владетелей смогло остановить его разрушительную деятельность, - он замолчал и внимательно посмотрел на меня. - А Гало так и не нашли.

Я вздохнула и состроила сочувственную гримасу. Если этот Кадарго был похож на Альдо, то понятно почему девушка сбежала. Но какое отношение эта давняя история имеет ко мне? Я сообщила это старичку, Бель-шум недовольно сморщился:

- Савар поклялся на ноже, что ноэль станет только наследница Тангара. Эта клятва наложила определенные обязательства на всех эр-рехов, живших после него, - Бель-шум хмыкнул, - приданное Пропавшей Невесты берегли несколько поколений хранителей.

- Несколько поколений? – удивилась я. – По виду шмоток этого не скажешь.

- Мы хорошо следили за содержимым, - тут же надулся он. – И заменяли утратившие вид вещи по мере необходимости на аналогичные, а драгоценности не подвластны времени, ноэль.

- А бумаги?

- Одно из условий Договора. Обеспечение равных возможностей для обеих сторон, - старичок вздохнул.

- Но теперь это не важно. Один из эр-рехов, Шевхад, был очень одаренным ученым и смог не только создать собственную станцию перехода, но и настроить постоянно действующий коридор между северной частью материка и Суфраэлем, а это значительно облегчает взаимодействие между нами.



Vasj

Отредактировано: 04.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться