Хроники Перекрестка.Невеста в бегах

Часть 20

Когда Алмар исчез в дымке Перекрестка, Габриэль создал в беседке кровать, упал на нее, раскинув руки, и произнес, глядя вверх.

– Малыш, ты добровольно принял мой дар, принял частицу меня, сам того не ведая. Я приучу тебя к своему безмолвному присутствию, и, может быть, ты наконец-то перестанешь бояться и научишься доверять мне. Придет время– и ты будешь принадлежать Перекрестку полностью, до последнего вдоха. А пока... поживи на свободе. Я ждал тебя вечность, подожду еще.

 

Алмар открыл глаза и не сразу понял, где находится. В ушах звучал тихий баритон: " ... Придет время – и ты будешь принадлежать Перекрестку полностью, до последнего вдоха...". Очень странно. Сейчас, вдали от Габриэля, он мог рассуждать трезво. И сразу заметил несколько нестыковок в поведении стража. Возможно, все его страхи напрасны, и Габриэль не собирается его поработить, а преследует совершенно другие цели? Это стоило обдумать, потому что если это правда, то все реплики, поступки и действия Хозяина Перекрестка носят намного более глубокий смысл. И это тоже пугало, но не так сильно. В любом случае, нужно быть осторожнее и не позволить стражу втянуть себя в неприятности.

Голова раскалывалась, но нужно заставить себя встать. Необходимо закончить куклу, пока структура витья, с такой легкостью созданная на Перекрестке, не распалась. Он скатился с кровати и рухнул на ковер, с огромным усилием становясь на четвереньки. Белая волчица поднялась со своего места и, мягко ступая по полу, подошла к стонущему хозяину. Она с сочувствием лизнула Алмара в нос и подставила спину. Маг, ухватившись трясущимися руками за густую шерсть, с трудом поднялся на ноги. Возвращение с Перекрестка всегда давалось ему нелегко. Но сегодня было намного тяжелее, чем обычно. Груз сложнейшего витья разрывал мозг изнутри. Его нужно было срочно сбросить. Алмар доковылял до двери, ведущей в виварий, и приложил руку к выемке на дверной раме, активируя замок.

 На длинном высоком столе лежала заготовка для куклы. Молодой выбросок невидяще смотрел в потолок. Он был в трансе, но пока еще жив. Алмар прикрыл глаза, сделал несколько глубоких вдохов, замедляя сердцебиение, затем взял в руки тхатья – черный ритуальный клинок айтов, и медленно сделал первый разрез на теле куклы. Он получился недостаточно ровным из-за того, что руки еще немного дрожали, пришлось залечивать рану и повторять вновь.

Через час кропотливой работы тело выброска исчезло за сложной вязью мелких разрезов и начерченных черной краской символов, в которые маг и поместил витьё преображения.

Никогда Алмар не смог бы создать настолько сложную структуру в материальном мире. Ему просто не хватило бы энергии. Этим и притягивал магов Перекресток. То, что в реальном времени занимало несколько дней, в мире Перекрестка можно было сделать за несколько часов. Самое сложное было – удержать готовую структуру витья в памяти, сохраняя все блоки, переходы, уздечки и каверны. Но за десять лет Алмар научился этому. Габриэль дал ему основы, а затем последовали изнуряющие тренировки с Госпожой, общение с более опытными эмиссарами Перекрестка, длительные медитации, сотни прочитанных свитков и книг. Н не зря работал все эти годы и все равно сегодняшнее витье для мага оказалось слишком сложным. Как только последний узел скрылся в теле куклы, Алмар почувствовал, как пол поднимается на дыбы и потерял сознание.

Очнулся он от громких голосов, лежа в собственной кровати под теплым пледом. Как он добрался до спальни, разделся и лег в постель, он не помнил. Голова раскалывалась, сердце громко стучало в груди, руки и ноги казались невыносимо тяжелыми. Переутомление. Никогда больше он не будет замахиваться на такое сложное витье. По крайней мере, до тех пор, пока не научится пропускать сквозь себя огромные потоки силы без ущерба для здоровья. Просто удивительно, как не окочурился на полу вивария?

Айт прислушался к голосам и улыбнулся.

– Мой друг сегодня не принимает.

Тихий приятный баритон, от которого Алмар подпрыгнул на кровати. Кукла! У него получилось! Получилось создать куклу! И не важно, что большую часть работы выполнил Габриэль. Поднял куклу он – Алмар! А это..это уровень архимага смерти!

– Уйди с дороги!

Тихий разъяренный голос Антео.

– Мое имя Ронда, и я всегда к вашим услугам. – Донеслось до Алмара.

Интересно, кто ее пустил на мужскую половину?

– Габриэль, – представился баритон.

Стоп! Какой к кабирам Габриэль? Он же назвал его Клиф!

 – И я сражен вашей красотой, Ронда.

Звук поцелуя. Наверное, поцеловал руку этой шлюхе. Весьма профессиональной шлюхе, надо отметить.

– Кто ты такой?

Когда Антео начинает говорить таким ласковым тоном, следует немедленно бежать и прятаться под кровать.

– Телохранитель. А кто ты такой?

А когда так говорит Габриэль, лучше сразу выкопать себе могилу. Голос куклы не изменился, в нем лишь появились веселые нотки. Неприятное открытие, он похож на свой прототип.

– Я брат Алмара и желаю увидеть его немедленно!

А вот это он зря сказал.

– Алмар… Так вот как звать Маску…

– Что ты там лепечешь?

Звук удара, визг Ронды и падение тела. Нужно вставать, пока Тео не покалечил его куклу.

Когда Алмар, опираясь на стену, доковылял до небольшой комнаты, находящейся в преддверии спальни, глазам мага предстало удивительное зрелище, не укладывающиеся в привычное представление мира. Антео лежал на полу, а на его горле стояла босая нога куклы Габриэля. Но ведь такого не может быть! Кукла – это просто оболочка, нафаршированная определенными навыками и воспоминаниями прототипа. Она – отражение, иллюзия, материальный фантом! И никак не может обладать реальной силой! Только модель поведения, несколько дежурных фраз, заложенных создателем, мелкая моторика, жесты! Кукла, которая предстала перед глазами Алмара, была другой. Она мыслила, принимала решения, действовала. Габриэль! Что же ты создал, сволочь? В голове раздался едва слышный смех стража.



Ирина Успенская

Отредактировано: 20.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться