Хроники Перекрестка.Невеста в бегах

Часть 26

Город Ропша

 

– Мэтр Веррон, ты уверен, что Борг и Дик именно в этой дыре? – мэтресса Хейда брезгливо подняла двумя пальчиками юбку и переступила через небольшую лужу, в которой плавал огрызок яблока.

– В Ропше мы держим самый близкий к столице телепорт. Ты же знаешь, что король Тэтвуд опасается за свою жизнь, и поэтому ближайшие  порталы расположены в сутках конного перехода  от столицы.

– Дорого нам обходится содержание этого портала? – поинтересовалась Хейда.

– Выгода намного выше. Граф Луань как-то упустил сей факт и не подумал обложить телепорт никакими пошлинами, в отличие от других владетелей . Надеюсь, так останется и впредь, – Веррон усмехнулся. – Это весьма доходное дело.

Хейда впервые была в Ропше, поэтому она с интересом смотрела по сторонам, ведь это были владения ее «соперницы». Магиня была уверена, что девчонка-графиня никогда не сможет сравниться с нею. Все же Хейда была самым молодым магистром целительства за последние триста лет. А у графини Виолы общей темы для разговора с Алмаром не возникнет, даже если он снизойдет до общения с нею.  Судя по сообщениям Борга, избранная, если это конечно она, не произвела на мэтрессу  впечатления умной особы. Она ей не соперница. Хейда тряхнула длинной челкой и поспешила за мэтром.

Ропша был маленьким и невзрачным городком, но чистым. Наличие телепорта делало его жителей более аккуратными, мало ли кто выйдет из марева портала, вдруг какой-нибудь вельможа, который запросто спалит город за обычную муху в тарелке. Наличие речного порта делало Ропшу перевалочным пунктом.  Именно по этой  причине, в городе было огромное количество кабаков, борделей и похоронных контор.  В реку, носящую такое же название, что и город, периодически заходили  небольшие морские суда, которые перевозили  товары из соседнего королевства, а дальше уже при помощи телепорта  купцы отправляли груз в другие города.  Ни «морские акулы», ни « речные волки» не отличались  спокойным нравом, и часто на узкой набережной звенела сталь и лилась кровь. У приезжих возникало стойкое ощущение, что все в Ропше рождались для того, чтобы  напиться, хорошо поесть, сходить в бордель и помереть. 

Они шли по единственной улице городка. Вокруг располагались деревянные здания не выше двух этажей, тротуары тоже были покрыты досками, кое- где сгнившими, кое-где сияющими новыми желтыми латками. Возле большого добротного дома с качающейся на цепях вывеской « Пьяный боцман» Веррон остановился.

 – Борг говорил, что они остановились в этом трактире. Здесь весьма неплохо кормят и сдают магам хорошие комнаты со скидками.

Мэтр  легко взбежал по высоким ступеням и толкнул двери. Хейда, поджав губы, последовала за ним.

– Ваше мажесто! – кланялся худой трактирщик. – Вы ищите господина Борга? Они со своим другом господином Диком изволили отлучиться. 

– Приготовь нам комнаты, милейший, и подай ужин, – Веррон всегда любил хорошо покушать, а сейчас его ноздри щекотал заманчивый запах жареной рыбы и пирогов с яблоками. – И вина подай!

В корчме было немноголюдно. Веррон окинул взглядом помещение и с улыбкой помахал кому-то рукой. Хейда перевела взгляд на компанию теббов, сидящую за центральным столом.

– Мэтр Веррон! Да пребудет с тобой светлая Ра, – прорычал  богато одетый тебб с головой ягуара. – Не откажи нам в счастье лицезреть тебя и лик твоей женщины за нашим столом!

Хейда про себя скривилась, но промолчала. У теббов, как и айтов, были своеобразные представления о женщинах и их месте в социуме. Если дама появлялась в обществе мужчины, значит, ее спутник нес полную ответственность за ее честь, тело и жизнь до момента их расставания. С одной стороны приятно, но с другой...  Магиня вспомнила, как ее бесили первое время все эти ограничения в доме Алмара. Не заходить на мужскую половину, не выходить в город без сопровождения, не носить открытых платьев, не стричь волосы... Этих "не" было так много, что она едва не порвала с любимым из-за них, но затем привыкла, нашла в такой своеобразной защите свои плюсы и перестала обращать на это внимание.

– Хейда, ты ведь не возражаешь? Это мой старинный знакомый, сай Суррвок, – мэтр  вопросительно повернулся к спутнице. Она кивнула. – Друг мой, мы с радостью присоединимся к  вашей компании!

– Какие пути привели вас в графство Луань? – поинтересовался Веррон у тебба, когда они наконец-то после долгих приветствий присели за стол.

– Я разыскиваю сына Властителя. Нанятые нами охотники сообщили, что мальчик находится в этом городишке.

– Не знал, что у Властителя Зорга есть сын, – удивленно поднял брови магистр.

– Никто не знает, –  прорычал сай Суррвок. – Проклятые айты лишили мальчика жизни, и он покинул нашу страну.

– Ай-ай-ай, мои соболезнования Властителю, – покачал головой Веррон.

Хейда, скромно опустив глаза, сидела за столом  и внимательно слушала разговор. Она видела Зорга, когда он приходил к саю Алмару, но никогда не слышала, чтобы у него был сын. Только сейчас Хейда вдруг осознала, что она совершенно ничего  не знает об отношениях между Алмаром и Зоргом. Она настолько была увлечена новой магией, которую показал ей возлюбленный, что ничем кроме этого не интересовалась. Женщина, словно одержимая, стремилась догнать Алмара, ей казалось, что, только  став с ним на один уровень, она сможет завоевать его сердце. И в погоне за знаниями Хейда совершенно упустила из внимания другую сторону жизни любовника. Он периодически надолго куда-то исчезал, появляясь иногда в крови, а иногда полностью истощенным, но никогда она не расспрашивала его, где он бывает и чем занимается. Ей казалось, что саю не понравится, если она будет лезть в его жизнь. И в итоге, через девять лет  совместного проживания Хейда так и не смогла бы сказать,  что за существо сай Алмар. Какой он, когда снимает маску холодного отчуждения? Он был великолепным любовником,  прекрасным учителем, но каким он был на самом деле? Любил ли он ее? И любила ли она его? Или для нее он был всего лишь способом подняться на вершину магического искусства?  Хейда задумалась. Иногда Алмар проводил ночи с другими женщинами, и ее это никогда не возмущало. Отчего? Не оттого ли, что она не любила его? Так почему сейчас, через несколько лет после их расставания у нее от взгляда на златоглазого айта заныло сердце? Или в прошлом она просто всегда помнила о договоре с Владыкой? Она  знала, что Алмар будет принадлежать ей, пока сама не захочет уйти. А за это она давала ему знания о человеческой магии и о любви...



Ирина Успенская

Отредактировано: 20.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться