Хроники полной луны

Размер шрифта: - +

Хроники полной луны

 

Яркий лунный свет струился в комнату сквозь распахнутое настежь окно, в квартиру проникали дурманящие запахи теплой летней ночи. Отвлекшись от написания очередного творения, я вышла балкон и закурила.

Тишина. Окружающий мир, утром наполненный деловито снующими людьми и гудящими машинами, незаметно съеживался до небольшого дворика, балкона, тлеющего уголька сигареты... Наверно, это тоже странное влияние полной луны...

Где-то в подворотне одиноко взвыла собака. Я вздрогнула и прислушалась. Вой какой-то нездоровый... Скорее, не собачий, а... Нет, ерунда это. Конечно же, ерунда. В жизни такого не бывает. Только в книжках. Вот как в моей, допустим. Да, только в книжках.

И дёрнуло же меня заразиться от подруги идеей – написать про оборотней... Ей, видите ли, стало интересно, они живут в современном мире. Ну, и мне тоже. А кого это не интересует? Столько про оборотней и написано книг, и снято кино, а интерес лишь возрастает. Патология? Возможно.

Псина из подворотни снова взвыла... или запела. Да, она запела свою песню. Луне. Песню, полную боли и отчаяния. Песню, будоражащую душу и леденящую кровь.

Что-то внутри меня задрожало и ринулось наутек. Я быстро затушила сигарету и вернулась за стол. Оборотни, оборотни... Задумчиво пробежав пальцами по клавиатуре и получив заряд вдохновения, я принялась за работу.

Итак, я остановилась на...

***

...на свалке было холодно и пусто. Жутко несло помоями, гниющими продуктами и испражнениями. Самое место для таких, как я. Осторожно пробираясь между грудами мусора и стараясь не шуметь, я оглядывалась по сторонам, отыскивая место для временного ночлега. Надо где-то спрятаться... Такие «прогулки» я совершала регулярно – с тех пор, как осознала, что со мной не так.

Это болезнь, неизлечимая и пугающая. Пугающая смертью, и не твоей, к сожалению, а чужой. Возвращаясь домой после очередной прогулки под луной, я каждый раз с ужасом изучала сводки преступлений. Только бы не ребенок, Господи, только бы не беззащитный маленький ребенок... И не влюбленные... И не отец, которому нужно содержать большую семью... И не... Если бы молитвы приносили пользу, я бы каждый день молилась, чтобы жертв не было вообще... но от судьбы не уйдешь. Видимо, на роду мне написано – быть зверем.

Обогнув очередную кучу мусора, я с опаской посмотрела на небо. Уже скоро. Уже совсем скоро... Ночь, полнолуние и безумие, затопляющее душу и отравляющее кровь. Безумие, от которого не убежать и не спрятаться. Борьба с собой бесполезна – это сильнее тебя. Как наркотик. Запах страха – раздражитель, запах и вкус крови – эйфория, хруст костей на зубах – облегчение... И утро – страх и боль оттого, что на твоих лапах появилось еще одно несмываемое пятно чьей-то невинной крови...

Поэтому с наступлением полнолуния я оказывалась на свалке, где всегда найдутся люди, которые уже давно не живут, а существуют. Конечно, не мое дело – осуждать оступившихся и вершить человеческие судьбы, но... Но лучше они, чем те, кому жизнь ещё нужна. Вру, жизнь нужна всем, даже мне, но... пусть будут они.

Когда-то, когда пришло ужасное осознание того, в кого меня превращает полнолуние, я пыталась покончить с собой: жить с таким камнем на шее невыносимо. Но то, что поселилось внутри, забрав взамен часть человеческой сущности, хотело жить сильнее меня – и оно было сильнее меня. Оно рычало, скребло когтями, упиралось – и победило.

Из-за кучи мусора донеслось унылое пьяное пение. Я напряглась, затаившись. Пение приблизилось, и показался обладатель заунывного голоса – невысокий грязный старичок, то и дело спотыкающийся о невидимые препятствия. Я прищурилась и тихо зарычала. Старичок проигнорировал предупреждение, продолжая идти. Прямо в мои лапы. Я не сводила с него горящих глаз, ощущая биение чужого сердца, ток крови по жилам...

Из-за туч выглянула полная луна. Я взглянула на ночное светило, по которому пробегали сумрачные тени далёких облаков. Луна сегодня странная – красноватого, кровавого цвета... и этой ночью кое-кто умрет. И Оно внутри меня проснулось, потянулось, завыло. По моему телу пробежала первая судорога, и я, облизнувшись, провела языком выпирающим клыкам. Начинается...

Старичок обернулся, но, ничего не увидев, истово перекрестился и завалился спать в ближайшую кучу мусора. Дурачок, улыбнулась я про себя. А после второй судороги уже не смогла ни о чем думать: сознание поглотило безумие, слепящее и страшное, отнимающее память, оставляющее после себя лишь провал зияющей пустоты.

***

Переведя дух, я размяла пальцы. Дело пошло и... Кстати, поесть тоже можно. Тьфу, изврат... Меня аж передернуло. Разве до еды при описании такого момента?.. А что, возмутился внутренний голос, я ведь не собираюсь ни на кого нападать! И в принципе...

Придя на кухню, я открыла холодильник. М-да. Из еды – остатки неаппетитного салата, кусочек сыра и... И всё. Закрыв холодильник, я пошарилась в буфете, но и там не обнаружила ничего съедобного. Когда же я привыкну ходить в магазин заранее – с утра и до творческой работы?..

Решив перетерпеть, я вернулась в комнату и вышла на балкон, где ждал очередной сюрприз – сигареты заканчивались. А это стимул. Без ужина я прожить могу, но без сигарет... Правильно говорят – бросай курить. Один мой приятель так и бросил – лень оказалась сильнее пагубной привычки. Ну, я – не он...



Дарья Гущина

Отредактировано: 02.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться