Хроники Попаданца

Размер шрифта: - +

Глава 1 Тьма

— До свидания! — легкий кивок сотрудника в сторону мужчины, и он ушел прочь, оставляя за собой шлейф страха.


Мужчина продолжал сидеть на своем любимом стуле, который он перевез сюда много лет назад. Тогда он только ступил на довольно высокую ступень в карьере. За своим любимым столом, который для него изготовили на заказ — из красного дерева. В это время за окном огромными хлопьями падал снег, передавая свое радостное настроение и заставляя людей улыбаться наступлению зимней поры. Том Томпсон понимал, настроение должно быть праздничное, но на его лице не было той улыбки. Безжизненный, блеклый цвет, что могли увидеть только схожие с ним люди, сроднился с его кожей.
На столе стояла фотография, которая постоянно мозолила глаза. Счастливые лица, что смотрели на него с этого клочка бумаги, раздражали. Тот день в парке, в величественном, вековом лесу, когда он связал свою судьбу с ней… Этот момент на всю жизнь отпечатался в памяти Тома. Но, к сожалению, те чувства, что были там, исчезли, словно пепел развеваемый по ветру.


Счастье — чувство, что присуще молодым. Когда жизнь переступает за четвертый десяток, когда ты монотонно одеваешь один и тот же костюм по утрам, и когда вкус кофе становится похож на пресную воду, ты осознаешь — что-то не так! Куда бежать? Кто подскажет, в чем причина?


Никто…


Тебе остаётся только жить с осознанием того, что ты вечно будешь сидеть в кресле, удобно сложив локти на стол, и все. Ты — часть общества, раб системы. Она подчинила тебя, как, собственно, и всех в это мире. От неё нельзя было уйти или сбежать, нельзя было избавиться от навязчивой монотонности повторяющихся дней. Вот и Том все сидел и подписывал документы на застройку дома — выполнял свою работу.


Каждый день он, словно бесцветная тень, все сидит, молча читает пачки документов и некоторые, угодные ему подписывает. Кажется, его рука обрела волю, словно знала, что уже пора накинуться, пора показать свои чернила, и остроту пера. Но, все же, хозяина надо слушаться, и обнажать свои клыки только в нужные моменты.


Том, тяжело вздохнув, встал и скинул пиджак, что вот уже пять лет скрывал мокрые следы от его вспотевших подмышек на белоснежной рубашке. Взяв в руки пачку документов и, словно лучший фасовщик года, начал раскидывать их по полкам. Контроль — это то, что обожал Том. Без контроля и задающего контроль не было баланса.


Уметь управлять людьми — это мастерство!


Мастерство, что накапливается с годами. Мастерство, что можно заточить, и вонзить, въесться, в плоть неугодных и использовать их, как тебе угодно. Только есть одна проблема… Ты должен осознать, что «мастерство» не в твоих руках, а в чужих. Осознать жестокую правду. Ты тот, кого проткнули, пронзили, разрезали тем, что ты считал только своим.


Томпсон понимал, что уже потерял то время, когда мог вырваться из общества. Все дело в семье. В балласте, что повис на его шее, возраставшим с каждым днем. Он проклинал день, когда встретил Марту, ведь он посвятил ей жизнь. В буквальном смысле слова — отдал ей все. Пока другие упрямо карабкались вверх по карьерной лестнице, Том копал, копал свою яму до посинения. А дна все нет и нет…


 — Извините.


Дверь тихо открылась, и в маленький проем еле вместилось толстое лицо очередного заурядного сотрудника. Он кивнул Тому в знак приветствия и с дрожащими губами, не дождавшись ответа, распахнул дверь. Хотя бы проем позволял пройти в кабинет этому бочонку недоразумений.
Том быстро переместился к столу, накинул пиджак на плечи и сел, внимательно рассматривая сидящего напротив сотрудника. Он подготовил речь, было заметно, как его губы играли в немую игру. Под тяжелым взглядом мужчины, толстяк начал потеть, и на такой случай, в его костюме имелся платок. Белая ткань потеряла свой истинный цвет, и теперь от пота была едко желтого цвета.


 — Я… Ну… Компания… — Мужчина начал запинаться, после «Я», его охватила тревога, выпирающий кадык как у коршуна, показывал как он нервно сглатывал. — Послушайте! Я принесу пользу компании! Я тот человек, что нужен компании! Поверьте, компании нужны, такие как я!


Мужчина замолчал. Он закончил свою небольшую речь, словно перед утренней молитвой в церкви. Словно Том был отцом, что выслушивает сына неудачника. Но, реальность такова, что Том не тот человек, который даст ему шанс. Он, скорее всего, для таких как этот мужчина — линчеватель.


 — Я предельно ясно понял твои слова, Джон. — Угрюмо пробурчал Том и прибавил бас в голосе. — Ты предполагаешь, что нужен компании? — Толстяк пару раз кивнул, — Твоя ошибка была в том, что ты потерял клиента на землю, где по моим планам должны были начаться масштабные работы.

 — Извините, я хотел…

Джон не успел договорить, так как Том рявкнул на него. Дабы тупица понял свое место в их разговоре. Все как у зверей, хищнику всегда будет интересно на какой ступеньке пищевой цепи он должен стоять. И на кого должен смотреть сверху вниз.

 — Заткнись! Пойми, в тебе нет той жилки, которая заставит человека беспрекословно верить только тебе, — Облокотившись на спинку стула, Том закатил глаза и, сделав один оборот глазного яблока, он снова осмотрел то недоразумение, которое сидело напротив и нервно бегало глазами из стороны в сторону. — Даже сейчас твоя речь отвратительна. Такой подход к клиентам не принесет тебе успеха, — Выставив перед Джоном указательный палец, Том приступил к отсчету. — Первое — в твоей речи, «Я» звучало аж четыре раза, как и слово «Компания». Второе — ты пришел доказать мне, что ты хоть что-то можешь? — Толстяк в очередной раз кивнул, заставляя свои щеки мерзко вибрировать. — Нет! Ты пришел не доказать, а умолять. — Сделав руки домиком, Том бросил грозный взгляд на Джона. — Молятся, как ты знаешь, в церкви. Здесь работают! — Том встал и бросил руку в сторону, будто что-то отгоняя, но указательный палец был направлен на дверь. — Убирайся!



Константин Титов

Отредактировано: 08.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться