Хроники симбионта 2. Рокировка.

Размер шрифта: - +

Глава 24

Глава 24

Рокировка.

Ни кто не знает о том, что же забыла в этом мире, эта девчонка. Даже одни из самых старых и могущественных хельгов, чудом успевших, покинуть мир людей во время появления в нем харуна из древнейшего клана бесчисленных миров, так не вовремя пришедшего поохотиться на них в разгар пира...

И тем более, ни кто из горстки оставшихся на планете запертыми, неудачников, так же не могли знать, какого, харуна? Даже для самых из самых, странных и эксцентричных хельгов, странная и таинственная Сэйла Авэри, появилась в этом мире и присоединилась к нашествию орды, и к тому же, добровольно осталась запертой на людской планете.

Да, попавшие в капкан имисиры со своими адептами, вначале были счастливы узнать, что вместе с ними, на планете Раннэль, оказалась она - своевольный, не поддающийся влиянию общего, всевышнего разума, палач, среди братьев. О ней, о Сэйла Авэри, хельги, веками слагали легенды и передавали их новым адептам с помощью единого разума, своей великой, исключительной расы, но ее тайна, так и оставалась всегда - тайной для всех.

Живые корабли Сэйлы пожертвовали собой, заманивая в ловушку харуна. И после того, как Авэри расправилась с извечным врагом, вместо того, что бы спасать братьев, этот, безумный имисир, отдал свой последний корабль в лапы цепного цербера, только что погибшего харуна.

И теперь, вот уже столько лет, ни кто не может решить не поддающуюся логике загадку и придумать, как? Не жертвуя кораблем, разъединить тела Эштанура - звездного червя и замороженного цербера - атмосферного, стального дракона, который мертвой хваткой вцепился в последний корабль хельгов и, накрыв его крыльями, практически врос в него. Этот казус, беспокоил всех братьев, все годы, что они оставались на Раннэле, но ни кто не решался предпринять хоть какой-то попытки, освободить корабль Сэйлы Авэри.

Единственный, кто осмелился несколько раз встретиться с девчонкой и затронуть, каждый раз с провалом, эту щепетильную тему, об освобождении корабля, был Шанхор Хун, который так же, как и Сэйла, немного отличался от общей массы собратьев своей эксцентричностью и своеобразным складом, сети разума внутри своего сосуда.

Имисир Авэри жила обособленно и можно сказать отшельником, ни касаясь суеты других хельгов. Она, своим небольшим кланом, состоящим исключительно из сосудов людской расы, заняла небольшую территорию на пред-океанских рубежах южной части планеты. Где расстояние до южного полюса Раннэля считалось самым не значительным и поэтому получалось так, что попасть на полюс к Эштануру не миновав ее земли, ни кто из кланов не мог, Сэйла скрупулезно тщательно, оберегала свой последний, живой корабль, от всех. Ведь он, все эти годы, отдавал свои жизненные силы, исключительно, для поддержания заморозки, пленившего его цербера, погибшего харуна.

Зачем она оберегала и кого именно, имисиры всех кланов, давно перестали понимать и в итоге, посчитав, что это очередная странная прихоть могущественной, более, даже и не пытались, смотреть в сторону двух спрятанных ею монстров. А зачем смотреть, ведь, все равно, решения, как разделить врага и спасителя без гибели обоих, у хельгов не было. Поэтому, главы кланов решили, что пусть эта проблема остается не решенной, от обреченного корабля и машины, ни жарко, ни кому, ни холодно, вот и всевышний разум с ними, не стоит Авэри провоцировать. И без этого, не очень-то уютно, от соседства с ней.

А тем временем, Авэри, как будто проснулась, когда в один из дней единения в святилище своего клана, получила информацию, принесенную Шанхор Хуном для всех хельгов, из мёртвых пустошей, о том, что на планете появился харун и отныне, жизнь всех, изменится.

В этот день, стоя у алтаря, глаза Сэйлы налились мраком так, как прежде еще не бывало, а ее подданные адепты присутствующие вместе с ней на церемонии, от силы эмоционального всплеска в структуре сети разума их имисира, одновременно, как подкошенные, попадали на пол святилища, вокруг нее.

Тьма, непроглядная угольная тьма, ее прекрасных, пугающих до онемения, глаз, окутала все пространство храма, Авэри впервые за столько лет, в этот день улыбнулась, и улыбка ее была пугающая, хищная, не предвещающая ничего хорошего.

Выйдя на свет из вывернутой на изнанку пирамиды, Имисир Авэри, отдала единственное распоряжение своим верным адептам, она тихо и спокойно произнесла:

- В путь…

***

Волчонок, облаченный в экзо скелет боевого, легкого и скоростного робота, в сопровождении контарии киборгов и одним бронетранспортером, покинул десантный бот недалеко от обнаруженного места стоянки тех самых хельгов, недавно угодивших в его засаду. Акраман решил оставить свой излюбленный штурмовик с мед модулем и Юлией на борту, на орбите планеты, а сам, сделав запрос Аслану, вызвал к себе небольшой десантный корабль, коим и воспользовался для высадки, после того, как перебрался на него в космосе.

Машина плавно вышагивала по песчаной, каменистой местности, а наблюдательная оптика, изучала, оставленные пришельцами следы, немедленно информируя пилота обо всех находках. После выставления оцепления и осмотра, на первый взгляд абсолютно пустынных окрестностей, Акраман сделал вывод, что уничтоженный им караван, был всего лишь частью другого, большего скопления неприятельских ресурсов.

- Аслан, прием.

- Говори брат, слушаю.

- Здесь бой был, судя по всему пришельцы потерпели поражение и бежали в разные стороны, но как-то странно бежали, следы по времени различаются… Те кого я уничтожил, покинули место боя, раньше его начала. Плюс, есть еще следы такого же характера. Такого же ушедшего каравана до начала боя, этот караван направился за каньон, как они перебрались через него, пока не знаю, но то, что перебрались, в этом я уверен, можешь взглянуть на показания коптера, я отправил его по тем следам, они на север идут…



Гарик Шима

Отредактировано: 12.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: