Хроники Трезура: Обреченная

Размер шрифта: - +

Глава 17

Девять дней. Эта цифра вертелась у меня в мозгу: девять дней я провалялась в коме. Это было уму непостижимо. Девять дней я была потеряна для всего мира. Я разбирала по полочкам подслушанный мной разговор, и мне становилось страшно. Больше всего меня пугала неизвестность, незнание того, что они хотят со мной сделать. Мой мозг решил надо мной поиздеваться, вырисовывая страшные картины насилия и извращенных пыток.

Не знаю, в какой момент, но я поняла, что не собираюсь оставаться здесь и выяснять, сбудутся ли мои худшие предположения. Я осторожно приподнялась и отлепила от своей головы присоски, сняла с руки браслет с датчиками и, вытащив из своей вены на левом запястье иглу с мигающим огоньком на конце, брезгливо откинула ее в сторону. На прикроватном столике я нашла графин, дрожащими руками схватила его и стала жадно пить. От долгого лежания руки и ноги плохо слушались. Я понимала, что, по хорошему, мне стоило пару дней отлежаться, но я понимала, что такой роскоши у меня нет. Я не знала, как скоро вернётся Велиар, и мне нужно было действовать быстро и решительно.

Осторожно добравшись до ванной, я умылась холодной водой, причесала сальные волосы, собрала их в хвост и переоделась в чистую одежду. На улице было еще темно, но погода была спокойная. Страшная буря давно закончилась, и это было мне на руку. Открыв окно, я, чертыхаясь, перелезла через подоконник и оказалась на небольшом скользком козырьке. Крепко держась за карниз, я стала потихоньку пробираться правее, туда, где располагалась крыша веранды.

Я услышала, что по тропинке к дому кто–то направляется, и по цокоту каблучков поняла, что это Лилит. Я испугалась, что она меня заметит, присела и затаилась, желая слиться с шершавой стеной и молясь всем богам, чтобы Лилит ненароком не подняла голову. Эти несколько секунд я буквально не дышала.

Сестра Велиара шла не спеша, неся в руке небольшой мягкий мешочек, а другой рукой перехватывала небольшой, уже хорошо знакомый мне сундучок.

«О, похоже, ведьма опять пошла готовить свое мерзкое зелье»

Когда опасность в лице девушки миновала, я облегченно выдохнула и продолжила карабкаться до спасительной крыши. Голова немного кружилась, меня подташнивало, но это было мелочью: чувство безграничной свободы меня подстегивало, и я, стиснув зубы, все увереннее делала каждый последующий шаг. Спуститься с крыши мне не составило труда: помогла витиеватая конструкция, по которой вились зеленые растения.

Присев на корточки, я перевела дыхание и огляделась по сторонам, надеясь ненароком не нарваться на хозяев дома. Решив, что уйти отсюда пешком у меня нет шансов, я короткими перебежками добралась до конюшни. Ее обитатели крепко спали, кроме коня Велиара: он настороженно на меня смотрел с молчаливым вопросом – мол, что я здесь забыла.

– Дружище Наир, мне нужна твоя помощь. – Я помнила предупреждение Велиара, что конь своенравен и никого к себе не подпускает, но это меня не остановило. Мне так сильно хотелось напоследок насолить парню, что я не смогла удержаться и не рискнуть. Тем более я всю свою недолгую жизнь общалась с этими милыми животными, и моя уверенность меня не подвела: конь оказался на редкость умным и сговорчивым.

Я побежала в амуничную комнату. Вот чего я не ожидала, так это того, что амуничная окажется заперта, и открыть ее не представлялось возможным. Безуспешно подёргав дверь, я не стала больше терять время и открыла денник, в котором, переминаясь с ноги на ногу, стоял Наир.

– Спокойно, мальчик, спокойно… Прошу, отвези меня в поселение.

Конь смирно вышел, удивляя меня послушанием, и остановился, ожидая моих дальнейших действий и команд. Быстро выглянув из конюшни и убедившись, что меня еще не хватились, я вывела коня на улицу и направила к тропе, скрывающейся в зарослях.

Если бы я себя чувствовала лучше, я бы без труда забралась на коня, но сейчас это казалось мне невыполнимым. Поэтому, воспользовавшись сломанным деревом как ступенькой, я с горем пополам оказалась на спине животного.

Скорость, с которой мы передвигались, была небольшой. Наир как будто чувствовал мое состояние и не хотел подвергать меня риску, за что я была ему очень признательна.

– Наир, ты самое умное животное, с которым мне приходилось иметь дело. – Я чуть пришпорила коня, чувствуя себя более уверенно. Мои дремлющие чувства, особенно рассеянное внимание, стали приходить в норму. Мозг стал продумывать план моих дальнейших действий. Я планировала укрыться у Ланэтрины и Ревая, либо попросить убежища в их секретной организации.

Вскоре мы с Наиром стояли возле входа в поселение. Геодезические шары, подсвеченные мягким светом, обозначали его границы. По памяти восстанавливая маршрут, я держалась в тени и осторожно пробиралась по пустынным улицам. Лишь приглушённый цокот копыт нарушал тишину этих лабиринтов. Почему–то сейчас я не боялась ненароком попасться на глаза одному или нескольким обитателям здешних мест: страшнее было попасть в руки Велиара и его сумасшедшего отца.

Я удивительно быстро и безошибочно нашла нужный дом. Света нигде не было, так что заглядывать в окна было бесполезно.

– Наир, я надеюсь, ты меня дождешься. – Я погладила коня по загривку и оставила на заднем дворе, надеясь, что его никто не обнаружит. – Ланэтрина! Ревай!

Я тихонько постучала. Пару секунд подождав, постучала громче. Никто не откликнулся. Я толкнула дверь, надеясь встретить сопротивление, и очень удивилась, когда такового не почувствовала.

– Что за…

Слова застряли у меня в горле. Я увидела хаос из вещей, мебели и разбитой посуды. Осторожно ступая и перешагивая через весь этот хлам, я неуверенно позвала хозяев дома. Но ответом мне была тишина.

– Что здесь произошло? – Одна за другой догадки приходили на ум, и каждая была страшнее предыдущей. Я сначала хотела включить свет, чтобы получше все рассмотреть, но сообразила, что это может привлечь постороннее внимание, и быстро отказалась от этой идеи. Мне хватало лунного света, пробивавшегося через отверстие в потолке.



Алеся Троицкая

Отредактировано: 20.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться