Хроники ветров - 1. Книга Желаний

Размер шрифта: - +

Часть 1. Случайные знакомства. Глава 2.

Глава 2.

База – Тени.

Срочно. Секретно.

Продолжать наблюдение. Не допускать нанесения объекту летальных повреждений. Доложить о планах В. относительно объекта.

 

Тень – Базе.

Секретно.

Физическое воздействие и повреждения несущественны. Информация о планах В. отсутствует.  Продолжаю наблюдение.

Коннован

Баня пышет жаром, но меня все равно колотит.

- Ты чего? – Ильяс не оставил меня даже в бане. Почти смешно. Марево пара, а он в рубахе, штанах, и автомат обнимает, не боиться оружие попортить. Но мое дело – сторона. Мое дело отмыться, избавится, наконец, от проклятого запаха, который намертво въелся в кожу. Даже вонючее, полужидкое мыло, выделенное от щедрот княжеских, и то не могло перебить дух камеры. И я снова и снова терла шкуру.

Ильяс наблюдал. Молча. Равнодушно. Правильно, с их точки зрения меня нельзя считать женщиной: слишком бледная кожа, слишком холодное тело, слишком… слишком много в нас иного.

- Ты что? – повторил он вопрос. – Мерзнешь? Пару поддать?

- Нет.

Пар не поможет. Мне почти и не зябко, самую малость только. Жажда лишь отдаленно похожа на холод. Жажда – это мышечная дрожь, перерастающая судороги, вместе которыми появляются стальной привкус на языке и запах дыма в носу. Сердца то бешено колотятся, то замирают, сбившись с ритма.

- Крови хочешь? – догадался Ильяс.

- Да.

- Много надо?

- Нет.

Когда жажда близка, ты не можешь говорить. Чтобы говорить нужно думать, а мысли сосредоточены на одном.

- Кубка хватит?

- Да.

Я согласна была и на меньшее, только бы отодвинуть наступление жажды. Старжник вышел. Куда? К князю? Доложить? Володар решит помучить меня. Или не решит. Пришлет кого-нибудь. Пожалуйста…

Мысли рубленые, отрывочные. Мешаются.

Дверь скрипнула. Ильяс. Один. Пахнет кровью. Почему? Он, что, не понимает? Я не смогу долго сдерживать себя. Мне нужна кровь. Нужна…

- На. – Он протянул деревянный кубок, в котором плескалось нечто.

Густое. Темное. Ароматное.  Мое универсальное лекарство. Удивительное ощущение: одним глотком вливаешь в себя еще живую кровь, и сгусток тепла проваливается вглубь, зажигая внутри тебя собственное маленькое солнце.

- Спасибо.

- Не за что. – Ильяс неловко бинтовал порез на левой руке.

- Дай помогу. – После недолгого колебания - все-таки, не доверяет, оно и понятно, а вдруг мне мало – он протягивает руку.

- А ты не такая и страшная, – говорит он. – Баба, только холодная. На мою Арину похожа.

- Жена?

- Жена.

- А дети есть?

- Тебе зачем? – Ильяс моментально насторожился.

- Просто интересно. Я детей люблю. Нет, ты не о том подумал. Мы детей не трогаем. Табу.

- Почему?

- Не знаю. Заведено так. Наверное, пора?

Выбираться из тепла и готовиться к беседе с князем. Но сейчас мне хорошо и хочется потянуть время. А мой охранник снова вышел, на сей раз прикрыв дверь на засов. Предусмотрительный. Посмотрела бы я, как помог бы ему этот засов, не будь на моей шее твари. Оно живое – я уверена в этом – и почти разумное. Дремлет, выжидает, но стоит мне сделать хоть что-нибудь не так – движение, жест, хотя бы  мысль не в том направлении – как тварь очнется. И снова будет петля, медленно сдавливающая шею, пронизывающий холод и индивидуальный рассвет над бескрайним белым полем.

Не хочу вспоминать. И не буду.

Я растянулась на  влажных горячих досках, вдыхая пар, в котором перемешались запахи раскаленных камня и дерева, полыни, липы и распаренных березовых почек. Потрескивали камни, гудел огонь в печи. Благодать.

Ильяс вернулся не слишком скоро. И одежду чистую принес.

 

- Совсем другое дело, хоть на человека похожа стала. – Князь хохотнул. -  Жрать хочешь?

- Хочу.

- Садись. А ты, - Володар критическим взглядом окинул стражника, - своевольничать вздумал?! Кровь гуляет?! Так я ее быстро выпущу!

Ильяс побелел. Пускать кровь князь любил и подходил к любимому занятию с фантазией.

- Мне было плохо.

Говорю потому, как не хочу неприятностей единственному человеку, который отнесся ко мне если не с пониманием, то хотя бы с сочувствием.

- Да ну?

Тварь на шее довольно заурчала, предвкушая грядущую расправу. Отступить? Поздно. Любое отступление в глазах властителя – признак слабости, а слабого добивают.

- Вы сами приказали, чтобы он меня не уморил.

Почтительно, но без унижения. По княжьей физии не понять, верит ли. Дыбится рыжеватая борода, смутно поблескивают кабаньи глазки, раздуваются ноздри, из которых тоже торчат пучки рыжеватого волосья.

- Ну, раз так… Свободен.

Ильяс моментально испарился.

- Поговорим? – Володар уселся напротив, предпочев деревянному трону обыкновенный табурет. Кулаки уперлись в стол, локти разошлись, словно княжьи руки не в состоянии были вынести вес тела.

- Поговорим.

С гораздо большим удовольствием я бы поела, но что-то подсказывало – не нужно торопить события. Всему свое время.

- Ты – нелюдь, проклятое создание, если я тебя убью, церковь только спасибо скажет, – Володар выжидающе посмотрел на меня.

- Наверное.

- Другой бы не стал спорить с церковью, но… поговаривают, что вы не только сами воины отменные, но и знаете, как из человека… любого человека воина сделать. Поэтому, слушай сюда, нежить…

 

За прошедшую неделю жизнь моя изменилась к лучшему, однако я понимала – стоит хоть однажды вызвать недовольство князя, и все вернется на круги своя. Поэтому и старалась, изо всех сил старалась. Если бы еще этот сброд, из которого мне предстояло сляпать некое подобие воинского отряда, разделял мои усилия…



Карина Демина

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться