Хроники ветров - 1. Книга Желаний

Размер шрифта: - +

Часть 2. Неслучайные связи. Глава 12.

Глава 12

Тень – Базе.

Код 741-99-001 третий сектор пятого улья. База, рад что вы объявились. Согласно полученным ранее инструкциям активирую маяк. Объект потерян. Жду новых инструкций.

 

База – Тени.

Код принят. Возникли вопросы. Ждите. При появлении отряда быстрого реагирования представиться, сообщить код и дополнительно: 33-75-998-001.

 

Фома.

Надо сказать, что держался князь с достоинством. Зря вот только рассказывал про все: и про земли Проклятые, и про тангров, и про миссию, на плечи отряда ихнего возложенную. Одно, что про вампиров князь ни словом не обмолвился, оно и правильно: Фома в жизни бы не помог человеку, который с нечистью якшается. А ясно, что без помощи кочевников им до реки не добраться.

Наконец, Вальрик замолчал, закончив цветистую речь просьбой о помощи. Ну вот и все. Теперь кочевникам решать. Фома чувствовал опасность, но… смутную, грядущую, странным образом связанную с Великим Ханом, однако же исходящую не от него. От кого – не понятно.

- Княс, сын княса, повелитель дальних земель, поведал странную историю… - Великий Хан говорил медленно, отчего в каждом слове, им произнесенном, Фоме чудился некий двойной смысл.

- Ложь, ложь, ложь! – Тут же взвыл шаман. – Вижу ложь! Вижу кровь! Вижу…

- Помолчи.

Как и в прошлый раз, шаман моментально замолчал, только недобро зыркнул на Великого Хана черным глазом.

- Не так давно я бы не поверил ни единому слову, ибо некогда был настолько глуп и горяч, что сам заглянул на Проклятые земли. Тот поход принес мне седину и кошмары, которые вот уже многие годы преследуют меня. Ты говоришь, будто Проклятые земли не так и опасны. Я же скажу: ты слишком молод, чтобы понять, насколько тебе повезло. Те земли – изнанка мира, где обретаются демоны, мятежные души предателей и призраки убийц. И видимо, мой народ прогневил Лунного коня, если…

- Стой, Великий Хан! – Шаман вскочил, и гневно зазвенели браслеты и колокольчики. – Нельзя чужакам говорить! Лжецы и лазутчики!

- Ай-Улы достаточно мудр, чтобы Боги снизошли до беседы с ним. Однако же мудрость его заканчивается в тот момент, когда Ай-Улы открывает рот. Быть может, для сохранения мудрости Ай-Улы мне следует зашить ему рот?

- Хорошая мысля, - пробормотал Селим. И Фома испугался, что сейчас услышат. Но нет, шаману было не до Селимова непотребства. Он съежился и поглубже зарылся в меховую кучу.

- Я смиренный раб, я лишь тревожусь за народ наш, о Луноликий, да не иссякнут годы власти твоей.

- Я сам в состоянии потревожится за народ, а ты, будь добр, помолчи, - Великий Хан провел ладонью над серым чуть изогнутым клинком, который держал на коленях, легко коснулся пальцами рукояти, и ласково погладил красные кисточки, прицепленные к ней.

- Повинуюсь Хану, да продляться дни его…

Разговор этот, невольным свидетелем коему стал Фома, весьма ему не понравился, а еще больше не понравился взгляд шамана и странный жест, который тот сделал, когда Великий Хан повернулся лицом к гостям. Будто нож невидимый в спину швырнул.

Ох и не к добру это!

- Отец моего отца пришел в эту Степь из иных земель, в которые нам путь заказан. Отец моего отца желал мира детям Лунного коня, и сказал, что дом наш будет здесь. Люди благословили его мудрость. Мы жили, растили табуны, радуясь, когда женщины и кобылицы приносили приплод. Мы не воевали с людьми на том берегу реки, и с теми, кто отобрал прежний дом… - смуглые пальцы замерли над клинком. – Но Два Перегона Лунного коня тому в стойбище явился гонец из рода Степного сокола, который поведал о том, что в Степь снова пришли темношкурые не-люди, отобравшие наш прежний дом.

- Не-люди? – Вальрик аж вперед подался.

- Их страна лежит на востоке, за рекой, и мы мало знаем о ней. Те, кому выпало ходить к границам, рассказывали о городах, где дома один на одном стоят, дороги выложены гладким черным камнем, а бегают по ним с лошадьми наравне самоходные повозки. Еще говорят, что людям под рукой темношкурых живется богато и вольготно, ибо не-люди мудры и о подданных своих заботятся. Только ложь это. Знавал я тех, кто уезжал туда, но не знаю ни одного, кто бы вернулся. Оттого и думаю, что лгут про хорошую жизнь, не бывает такого, чтобы нелюдь человеку добра желала.

- Не бывает, – подтвердил Вальрик, и Фома мысленно согласился с ними.

Сам рассказ Великого Хана завораживал, Фома наяву представил себе и города, такие, как на выцветших картинках из старых книг, с узкими, но необычайно высокими домами, с широкими дорогами – вещество, которым их покрывали, звалось «асфальт» - и самодвижушимися повозками-автомобилями. Фома, наверное, душу бы продал, чтобы хоть раз прокатиться на автомобиле.

Выходит, в Кандагаре кроме снарядов и смертельного газа есть и другие, гораздо более мирные чудеса.

- Роду Степного Сокола предложили принять власть Кандагара, но неразумные дети Сокола отказались. Во времена отца моего отца и им пришлось покинуть привычные пастбища, Соколята не забыли этого. Уверенные в силе своей, они казнили пришельцев и отослали головы в Большое стойбище.

Хан замолчал, а Фома вдруг понял, что произошло дальше.

- Нет больше в степи Соколов. Не придут они Светлую луну праздновать, не раскинут сизые шатры, не спляшут танец, не подарят нашим юношам женщин своих и не примут ответного дара. Сотнями сотен исчислялись табуны Степного Сокола, храбрые воины стерегли их от чужаков, прекрасные женщины качали на руках младенцев, а мудрые старики песнями учили именам рода. Никого не осталось. Все мужчины, все женщины, старики, младенцы, даже лошади и собаки уничтожены. Тот гонец был трусом, на коленях вымолившим жизнь. И то, что по велению новых хозяев, он должен объехать все стойбища Степи, рассказывая об участи рода Степного Сокола, служит ему и защитой, и наказанием. Наши законы говорят, что труса надлежит, привязав на спину дикой лошади, отпускать в степь, но я запретил трогать этого человека. Пусть живет, пусть помнит.



Карина Демина

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться