Хроники ветров - 1. Книга Желаний

Размер шрифта: - +

Часть 2. Неслучайные связи. Глава 13.

Глава 13.

Тень – Базе.

Вас понял. Объект возможно отыскать, но действовать следует быстро.

 

База – Тени.

Ждите.

Фома.

«И ночь, обратившаяся днем, слезы несла, ибо демонам преисподней подобны низверзлись с небес машины. Дыхнув огнем и свинцом, в миг единый смели оне шатер Великого Хана, а потом сели, выпустивши из утробы своей воинов темных, которые, собрав всех жителей стойбища, повелели казнить каждого десятого из них. И ночь стенаниями преисполнилась, ибо не было пощады никому: ни младенцам, из ласковых рук материных вырванных, ни старикам седым, ни девицам юным. Я сам стал одним из тех, кому выпало умереть».

Фома стоял в шеренге и жалел о том, что не допишет книгу, даже эти слова о последней ночи никогда не попадут на страницы. А так страшно не было. Ну какой страх, когда в рукав куртки вцепилась дрожащая старуха, а с другой стороны жмется, воет во всю глотку кривоглаза баба. Нарочно или нет, но среди отобранных танграми людей почти все были либо стариками, либо калеками. Из взрослых и здоровых в ряду стали трое: брат Великого Хана, юноша, чье внешнее сходство с Ука-Тоном свидетельствовало о близком родстве, и сам Фома.

Встретившись глазами с князем, Фома неуверенно улыбнулся: ему не хотелось, чтобы Вальрик думал о нем плохо. А князь в ответ кивнул, как показалось Фоме, одобрительно. Вот бы сюда войско, чтобы перебить этих демонопоклонников. Или хотя бы Коннован. Вампиры ведь на многое способны… На мгновенье мелькнула крамольная мысль, что если бы вампиром стал не брат Рубеус, а сам Фома, то пули ему бы не повредили.

В лицо пахнуло горячим ветром, будто бы в печи заслонку отодвинули, а люди, стоящие напротив шеренги обреченных на смерть, подняли оружие. Наверное, это конец.

«И смерть пришла… свинцовые пули злыми пчелами в плоть вгрызались, кровь горячую наружу выпуская. Плакали дети, женщины рыдали, а я молился, ибо в Господе спасение мое, на Него уповаю. Спаси и сохрани. Спаси и сохрани. Спаси и…»

Фома вдруг ощутил, как закипает, вихрится яростным пламенем воздух. Желтые жгуты живого огня вырастали прямо из земли и тянулись до небес, но почему-то никто не спешил искать укрытие. Степняки, ослепленные страхом, не видели огня, равно как и кандагарцы.

А в следующую секунду рыжие жгуты сплелись в один нервный, живой хлыст, который обрушился на адские машины. Пришедшая смерть выбрала себе иные жертвы.

 

Коннован.

В этом бою не было ни красоты, ни чести. Яль в одночасье опрокинул ненавистные вертолеты и теперь с нескрываемой радостью глодал стальные бока. Краска пузырилась и сползала черными пластами опаленной шкуры, а следом начинала пузыриться и плавиться сталь. Громыхнуло, сдетонировав, топливо. И я оглохла.

Толпу же раскололо на части. Кто-то стрелял – беззвучно разбрасывая по ночи свинец. Кто-то бежал. Кого-то рвали на части.

Безумие ширилось. Ветер, прокатив по стойбищу клубы едкого дыма, исчез в степи. Бросил меня среди этого хаоса. Искрило. Горело. Стреляли. На меня нападали, я защищалась.

А потом я очутилась вне толпы, среди каких-то шатров. Один горел, второй, вяло заваливался на левый бок. Из-за шатров поднимались столбы дыма…

Он вынырнул из темноты, хищный и наглый. В одной руке пистолет, в другой изящная дуга клинка.

- Надо же, какая встреча, – тангр чуть склонил голову, приветствуя противника. – приветствую тебя, да-ори. И могу узнать имя?

Надо же какой вежливый противник попался. Можно и ответить.

- Коннован.

- Я, - тангр отсалютовал клинком, - Захр-аль-Темм, модуль второго уровня Пятого Улья Великой Матери Ааньи. Именем ее повелеваю тебе, да-ори, сложить оружие и следовать за мной.

- А если я не хочу?

Разговор крепко отдавал идиотизмом. И это напрягало. Не люблю непонятных противников.

- Твое желание не имеет значения. Покорность – залог сотрудничества. Согласно принятой концепции в случае добровольной сдачи и дальнейшего сотрудничества условия твоего содержания будут благоприятны для существования индивида, именуемого да-ори Коннован.

Нет, он не идиот, просто уверен, что сильнее, поэтому и тратит время на разговор.

- Слушай, а ты часом не знаешь, за каким я понадобилась?

Я вслушивалась в темноту, пытаясь понять, что же происходит на площади. Тянула время. Присматривалась. Ловила момент.

- Ты - источник информации, которая позволит Великой матери определить место социума да-ори в составе Кандагара. Ты не должна отрицать разумность решения. Совместное существование биологических существ, наделенных разумом, должно быть структурировано.

Он искренне верил в каждое слово. Он искренне пытался уговорить меня сдаться, и потому прозевал момент атаки.

Как обычно время сжалось. Собственные движения казались слишком медленными, его – еще медленнее. Хлопок выстрела. Горячая пуля взрезает кожу, но мой клинок уже летит к его горлу. Мимо. Встреча. Сталь скрежещет о сталь. Гнется, дрожит, передавая вибрацию рукояти. Расходимся и снова встречаемся. Танец? Да.

Отступаю. Уклоняюсь, ныряя под стальную ленту. Скармливаю прядь волос и каплю крови. И прошу ответить взаимностью. Не дотягиваюсь. Он быстр. И ловок. И силен. А я… я хочу жить.

Тангр отступил и, прочертив клинком полукруг в воздухе, поинтересовался.

- Ты не передумала, да-ори?

- Нет.

- Мне придется причинить тебе боль. Я постараюсь не убивать.

- Постарайся.

И снова танец. Теперь тангр атаковал куда более целенаправленно. Изучив защиту, он бил по слабым местам, а я пыталась уклониться. Холодное лезвие ятагана укусило за щеку, потом, словно издеваясь, коснулось плеча… шеи… груди… Тангр не спешил и уставать не собирался.



Карина Демина

Отредактировано: 21.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться