Хронограф

Размер шрифта: - +

Глава 11.3

— Тёмка, ты опять набедокурил?

Каждый раз, когда Артём появлялся на пороге Катиной квартиры, вопрос звучал вместо приветствия и не требовал ответа.

Дверь по обыкновению открыла Светка — пухленькая низкорослая блондинка, однокурсница Кати, с которой та снимала квартиру вскладчину, чтобы сэкономить. Светка предстала в вытянутой жёлтой футболке, широченных джинсах и босиком, пахла она своими любимыми приторно-сладкими духами («Это специальные феромоны, дурень!») и пребывала в хорошем настроении. Как всегда, Светка слушала дома зубодробительный рок, но всё же удостоила гостя вниманием и даже вынула один наушник из уха.

— Катя дома? — прищурился Артём, тоже опустив все правила этикета.

— Ты извиняться приехал? Где пицца? — ухмыльнулась Светка, перекатила жвачку по зубам и активно зашевелила челюстями. Смахнула прядь обесцвеченных волнистых волос с плеча за спину, посторонилась: — Проходи. Ну и вид у тебя, Климов. Ты подрался?

— А вечеринка где? — Артём прошёл в прихожую, оглядывая безлюдную гостиную и тёмный тесный коридор, облепленный унылыми обоями в цветочек.

— Какая вечеринка? — вскинула густо разрисованные брови Светка.

Артём промолчал, убеждаясь, что Катя выдавала ему по телефону наглое враньё.

За спиной захлопнулась входная дверь, щёлкнул замок, ключ провернулся на два оборота и скрылся в Светкином пухлом кулаке. Артём посторонился: даже глуповатая Катина однокурсница сейчас мерещилась ему исчадием ада и тайным врагом.

— И где Катя?

Светка пожала плечом.

— В магазин унеслась. Как только ты сказал, что приедешь, она чуть от счастья не лопнула. Бедняжка наивная, как она тебя терпит? Хотя, — девушка скользнула оценивающим взглядом по лицу Артёма, —  я её прекрасно понимаю. Ты даже избитый выглядишь неплохо. Возможно, однажды я бы хотела оказаться на её месте. Например, сегодня.

— Слушай, может, я Катю во дворе подожду? — В желудке Артёма заныло, возникло нехорошее предчувствие. Таких разговоров раньше Светка себе не позволяла.

— Тёмочка, ты вдруг застеснялся, малыш? — Ухающий Светкин смех, как у совы, волнами завибрировал по стенам прихожей.

Нервы Артёма мгновенно натянулись в струны. «Тёмочка»? «Малыш»? Опять?

Ещё раз окинув внимательным взглядом прихожую, Артём заметил на журнальном столике чёрную женскую сумку и телефон. В красном потёртом чехле с нелепыми наклейками с изображениями котиков. Катин телефон.

— Где Катя? — потребовал объяснений Артём. — Её телефон здесь!

Светка опять рассмеялась, но тише, удовлетворённее. С ужасом Артём наблюдал, как внутренности девушки наполняются уже знакомой ему чернотой. Сначала смоляная субстанция появилась в черепе, покатилась по горлу в трахею и окутала желудок, печень, расползлась по кишечнику тягучими кляксами.

— Вот чёрт… — Артём судорожно сглотнул, посмотрев в темнеющие глаза девушки. В них расцветал триумф.

— Её телефон здесь, а самой Кати нет. Но разве я хуже? — Светкины пальцы проворно вынули из чёрной сумочки уже знакомый Артёму раритетный гаджет из прошлого десятилетия. — Наверняка, ты даже не знаешь, как эта штуковина включается. Но сфотографироваться нам ведь ничто не мешает, правда?

Светка быстро навела объектив на Артёма, но тот схватил её за запястье, дёрнул вверх и возмущённо воскликнул:

— Эй! Ты что!

Телефон щёлкнул, снимка не получилось.

Девушка вцепилась в горловину свитера Артёма, потянула на себя, зашипев ему в лицо:

— Теперь-то ты от меня не уйдёшь!

Артём оттолкнул от себя обезумевшую Светку, но её ногти кошачьей хваткой впились в свитер, не оторвать. В другой руке девушка продолжала сжимать старенький телефон с включённой камерой и, шипя, пыталась заснять взъерошенную макушку Артёма.

Тот изворачивался, выбивался из крепкой Светкиной хватки, прижав рычащую девушку к двери. Светка оказалась неожиданно сильной, с остервенением боролась, с отчаянием. Будто ей приказали напасть, и если она не выполнит задание, то её ждёт небесная кара.

Вся эта кряхтящая возня казалась ужасно нелепой, но улыбки не вызывала. Чего-то подобного Артём внутренне ждал, когда только направлялся сюда, просто боялся себе в этом признаться. Уж слишком странно вела себя Катя, как и Светка… как и все вокруг.

Он продолжал сопротивляться. Перевязанный бинтами торс прожигало молниями боли, искалеченное ребро будто сломалось заново, и его осколки царапали ближайшие органы, заливая кровью внутренности под самое горло.

— С каким отчаянием ты цепляешься за жизнь, хронист, — с усмешкой произнесла Светка, не отвлекаясь от борьбы. — Такие экземпляры мне ещё не встречались. Ты тратишь моё время, постоянно сбегая, как амбарная крыса. Другие оказались попроще. Они пошли на смерть, почти не осознавая своей участи. Но ты… — Девушка поправила наушник, плотнее вжав его в ухо, будто музыка совсем не мешала её безумию, а, наоборот, вдохновляла. — Ты принёс мне слишком много хлопот. Войди же на жертвенный алтарь без отчаяния и скорби, дитя!



Татьяна Зингер, Анна Кондакова

Отредактировано: 13.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться