Художники

I. 2-2

Глава 2.

 

Агнесса как всегда была прекрасна. Хотя, может, это из-за далеких воспоминаний, которые наслаивались на образ уже замужней дамы. Хм… далеких? Не более года прошло.

За этот год она успела обзавестись мужем и пополнеть в руках. Да и в животе – его не утягивал корсет.

На мою улыбку она ответила дрожью.

Даже не знаю, насколько это мне приятно.

- Регент Вольх, - сказала она первой и резко, будто надеялась, что я этим обижусь. С ее губ никогда не могло слететь колкое замечание. Я всегда умел их останавливать своими.

Ее муж поклонился мне и назвал высочеством.

- Благодарю, что ответили согласием, - расплылся в улыбке я и пожал ему руку. Скользкую.

- Не мог не ответить. Для меня эта большая честь…

Пока из его старого рта вылетала слюна и выпадали стандартные наборы комплиментов, от которых хотелось скрутить кому-нибудь шею, Агнесса чувствовала, что я слежу только за ней. Мне не надо было смотреть – она чувствовала себя не в своей тарелке, будто я впивался в нее глазами. Когда же, когда же я смогу остаться с тобой наедине?

 

 

Рульда очень удивилась, когда узнала, что Алиса и сегодня не придет.

- Ей очень плохо? – спросила она у посудомойки.

Девушка, которая работала здесь на два месяца больше, как-то странно посмотрела на Рульду. Как будто жалела и боялась.

- Очень, - ответила она голосом, который Рульда впервые слышала из ее уст.

Ей захотелось навестить Алису. Вдруг что-то плохое…

- Уволили? – Рульда не верила своим ушам. Ведь сегодня утром об этом ни шло даже и речи! А как только заикнулась… Ну ведь нельзя же, человек просто болеет. Она сама, Рульда, заменит Алису, сделает все, что та делает, пока не выздоровеет!

- Эка, девка, тогда ты вылетишь отсюда следом! Это ж столько – упахаться.

- Она надолго заболела? – испугалась Рульда. Ей говорили о страшных болезнях, поражающих только господ, потому что они дольше живут… Но ведь живя в господском доме – таком господском доме, – можно было заразиться. Наверняка можно. Ох, это какие же страсти…

- Надолго. А ты лучше не спрашивай, - кухарка хмурилась. И как будто тоже… жалела? – Иди и своим делом занимайся. Иначе тоже уволю.

- Но меня-то за что уволить?! Я не больна!

- Ох, девка, иди подобру-поздорову! – женщина даже притопнула ногой. Рульда юркнула в рабочий коридор.

Ну как же так. Алиса – она ведь такая веселая.

 

 

Брови Агнесса свела – но не показное ли это? Впрочем, я решил уступить ее женской прихоти.

Герцогиня оправила платье, хотя я ее еще даже не коснулся, прошлась к окну в комнате, которую теперь занимала с мужем. А год назад она делила здесь ложе со мной. И не могла не помнить.

Мне доставляло удовольствие смотреть на ее эмоциональную беззащитность. Потеряла она многое – и должна была очень жалеть.

Она оперлась рукой на подоконник. Я усмехнулся про себя – жалела. Пальцы упираются до побеления.

- Если вы хотели что-то сказать, регент, говорите сразу. Не понимаю, почему это нельзя было передать через моего мужа.

- Ты еще довольна, что выбрала его? – перешел я сразу к делу, желая насладиться ее реакцией.

Она повернула голову и вспыхнула.

- Не смей решать, что за меня делать!

- На «ты», на «ты», - усмехнулся я.

- Не смей оценивать мои поступки, - разозлилась она.

О, как это мило.

- Могу хотя бы оценить, что ты сбежала, - я окидывал взглядом комнату. – Променяла младость на старость, да еще какую: по-моему, даже теневые доходы не приносят ему столько, сколько имею я.

- Думаешь, я сбежала из-за денег?! – громким шепотом вскрикнула она.

- Уж точно не из-за чувств.

- Из-за чувств, - Агнесса сглотнула. – Ты знаешь, как я боялась.

Я сдвинул брови.

- И сейчас – ничего не изменилось. Я вижу…

- Тихо-тихо-тихо, ты говоришь опять вещи, которых не следует…

- Посмотри на себя, - я уже стоял к ней близко, - ты опять гонишь себя в могилу. Играешь с судьбой. Думаешь, я этого бы не боялась? Я и сейчас боюсь. Хотя никакого отношения к тебе не имею.

- Ты все еще думаешь… - я округлил глаза.

- Конечно. Ты пока еще в этой стране не закон.

Я был поражен. Она не может так думать.

- И сейчас, я уверена, ты готовишься это исправить!

В ее словах было столько ужаса. Столько ужаса в глазах. Неужели я так пугаю?..

Я сглотнул. Агнесса боялась всерьез. Я боялся всерьез… принимая ее слова за чистую монету?

- За кого ты боишься? За меня?

- За принцессу.

- Почему ты не боишься за меня?

Агнесса замерла.

- Ты отвечаешь за свои действия. А она…

- Она уже больше не ребенок! – я отвернулся.

- Однако ты ведешь себя с ней иначе.

Через несколько секунд…

- Она понимает…

Я оглянулся и холодно посмотрел на Агнессу.

- Она понимает, - повторила герцогиня, которая теперь показалось мне жалкой пародией на себя прежнюю. Ее живот, подвязанный лентой, подпирал ткань платья, намекая на чудо, которое должно было свершиться через пару месяцев.

- Ты выглядишь жалко.

- Все беременные выглядят жалко, - она в испуге обхватила руками живот.

- Думаешь, я говорю о твоем ребенке? – женщина, которая никогда не понимала, как устроен мир. Потому она и родилась женщиной.

Я хлопнул дверью. Приходил за постелью, а получил лишь горькую толику чужих воспоминаний и страхов. Она занимается любовью с этим обрюзгшим стариком…



Ольга Лебедь

Отредактировано: 23.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться