Хвала банальностям

Размер шрифта: - +

Глава 6

Это могла бы быть история ночи, когда я выспалась под абсолютную тишину. Но этой истории не суждено было сбыться, потому что Денис уверенно похрапывал, а Матильда мурлыкала. Но к утру я все равно чувствовала себя бодрой и полной сил. И даже не разозлилась, что меня разбудили.

Я оторвалась от сновидений, когда почувствовала, что кто-то мягко перебирает мои волосы. Уже стала грешить на Матильду, но, приоткрыв левый глаз, встретилась с улыбающимся Денисом.

– Ты отвратительно счастливый для человека, который должен страдать от похмелья, – проговорила я, утыкаясь лицом в подушку.

Где-то сверху тихонько хмыкнули.

– Слышала о таком чудесном изобретении человечества, как антипохмелин? У моей мамы припасен стратегический запас.

– Несправедливо. Меня бы отец в асфальт закатал, а тебе ни слова поперек не сказали.

– Я просто не буйный, когда пьяный. И происходит со мной такое редко. Да и при тебе скандалить как-то не комильфо.

Я не желала отрываться от подушки.

– Жень, сегодня тридцать первое декабря. Через двенадцать часов Новый год.

– Я, по-моему, в курсе.

– Нет, ну, это безобразие! Почему я должен разговаривать с твоим затылком? Ты уже проснулась, не притворяйся.

И то правда. Не разговаривала я с Денисом напрямую исключительно из вредности.

Он больше не стал ждать моего расположения и развернул меня на спину.

– Жень, а давай встретим Новый год вместе?

– Вместе с твоими или с моими родителями?

– Нет, ты не поняла. Только вместе. В смысле вдвоем.

Интересный поворот!

– В какой лес ты меня собрался вывезти, чтоб скрыться от родителей?

– Не совсем лес… А тебе принципиально, чтобы это лес был? А то я хотел предложить вариант с отдельной квартирой, но если тебе так важны живые елки, могу что-нибудь придумать.

– Шампанского бокал разрешишь выпить?

Перспектива отметить праздник вдали от тотального контроля родителей манила и соблазняла.

– Конечно, малявочка моя, – рассмеялся он. – Но я бы предложил глинтвейн.

– Сойдет.

– Тогда давай собираться.

Денис сам отпросил меня у родителей. Те лишь ехидно поулыбались и дали добро.

– Зайду через полчаса. Бери себя, хорошее настроение и пижаму, – Денис чмокнул меня в висок и удалился.

– Женя, – подали голос родители. – Раз уж ты решила отпраздновать с Денисом, мы хотели бы поздравить тебя сейчас.

Меня подтолкнули в сторону зала, а когда папа медленно открыл дверь, я аж замерла. На стене появилась новая внушительная полка, сплошь заставленная моими кубками и медалями. Пока я приходила в себя и смаргивала слезы, мама заговорила:

– Знаешь, дочка, неправильно это, что мы отказываемся друг друга понимать. И мы с отцом перед тобой очень виноваты. Ты сделала выбор наперекор нам, потому что ты сильнее и смелее многих.

– Да, милая, – вступил отец. – Если бы я в свое время сделал так, как хочется, а не так, как правильно, был бы сейчас, вероятно, поваром и каждый день летел на работу с радостью. Мы ворчим, ругаемся, но гордимся. Вряд ли мы сможем смириться с издержками твоего выбора, – папа указал рукой на мой изувеченный нос, – но сам выбор мы поддержим.

А я им приготовила по банальной фоторамке…

Не говоря ни слова, я сбежала в комнату, вернулась со своими скромными подарками, протянула их и сказала:

– Спасибо вам… – больше моя потрясенная и растроганная голова произнести не смогла.

Меня крепко обняли самые дорогие люди, а потом заставили сделать парочку дурацких селфи, чтобы было что поставить в новые рамки.

На волне небывалой эйфории я уложилась быстрее, чем в полчаса, и сама зашла за Денисом.

– Ты готов? Едем?

– Едем, – улыбнулся он.

По дороге мы заскочили в супермаркет, простояли пятнадцать минут в очереди за колбасой, решили плюнуть на все и заказать пиццу.

– Подожди, а вино и специи для глинтвейна у тебя есть?

– Обижаешь, Михалыч!

Квартира, в которую меня привез Денис, оказалась уютной двушкой. Было видно, что здесь не жили постоянно, но стабильно поддерживали порядок. А вот елка здесь водилась. Как и вино в холодильнике.

Пока Денис варил глинтвейн, я наконец-таки догадалась спросить:

– А чья это квартира?

– Моя.

– В смысле.

– В коромысле, Михалыч. Еще несколько месяцев назад это была бабулина квартира, но она умотала на старости лет к своему ухажеру в соседний город, а мне эту хату подарила.

Я долго втыкала во все сказанное, а потом закричала:

– Так какого ж черта ты у меня за стенкой все это время ошивался? У меня уже нервный тик начался от бесконечного звукового сопровождения.

Я подскочила к Денису сзади, а он резко развернулся и прижал меня к себе. Без малейшего веселья произнес:

– Да потому что за тобой следить постоянно нужно. Глаз да глаз. Мало ли что случиться могло.

– Например?

– Например, с родителями бы окончательно разругалась, зачет по математике завалила, на районную гопоту нарвалась, парня бы нашла себе. Продолжать?

От необходимости отвечать меня спас звонок в дверь. Привезли пиццу.

Остаток вечера мы провели за просмотром новогодних фильмов, прерываемых битвой на подушках и обоюдной щекоткой.

Когда до боя курантов оставалось не более десяти минут, я спросила:

– А чем плоха перспектива найти парня?

– Тем, что это место уже давно зарезервировано. Мной.

Я крепче вцепилась в кружку с ароматным глинтвейном.



Гелена Носкова

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться