Я - богиня любви и содрогания

Размер шрифта: - +

ПРОЛОГ

Огромные ворота распахнулись, жрицы в розовых хламидах застыли на месте, с ужасом глядя зловещую черную тень, которая надвигалась на них. 

- Богиня! Богиня! – зашептали жрицы, боязливо пятясь к статуе. На розовых колоннах плясали отблески жадного призрачного всепоглощающего пламени.  – Спаси, защити нас! Умоляем! Богиня! Ты слышишь нас? 

Луч света падал на величественную статую красавицы в мраморных одеяниях, которая распростерла руки, словно желала обнять весь мир. С ее красивых плеч струилось  белое одеяние, спадая на пол каменными складками, которые утопали в цветах.  У подножья, на мраморном постаменте с розовыми прожилками, лежали цветы и сверкающие драгоценностями дары. А вдоль стен стояли мраморные влюбленные, обнимаясь, целуясь и держась за руки. Каждая статуя была украшена венком из живых цветов, а вместо сердца у каждого влюбленного было небольшое отверстие, в котором горела яркая розовая свеча, которую зажигала лучиной младшая из жриц каждый вечер. 

- Что будет, - задрожала маленькая белокурая жрица, роняя на пол свечу и лучину, а ее подруга обняла ее за плечи: «Тише, Леора… Не бойся…  Богиня защитит нас…». 

Призрачное пламя пронеслось по полу, из рук одной из жриц выпал кувшин с розовой водой, разлетаясь на тысячу осколков. Она испуганно пятилась к статуе, глядя на осколки, на которые легла та самая страшная тень.

- Как вы смеете? Это же священное место! Это же кощунство! Убирайтесь прочь! – закричали жрицы, с ужасом видя, как в храм врывается черный всадник на огромном вороном коне. Конь чудовищно хрипел, роя копытом розовую мозаику пола, а потом встал на дыбы, пронзительно заржав, чтобы с ужасающим грохотом опуститься вниз. Мраморные плиты, устланные лепестками роз, пошли трещинами под его копытами. Лепестки разлетались в стороны, словно бабочки. 

- Это же храм богини любви! – послышался жалобный голос одной из молодых жриц, высунувшейся из-за колонны. – Проявите почтение! Богиня не любит, когда ее покой тревожат! Снимайте обувь… Мы тут босиком ходим… И шлем..  Богиня должна видеть ваше лицо, если вы пришли помолиться…

- Я не собираюсь ей молиться. Пусть она мне молиться, - произнес страшный голос, а огромная рука всадника обнажила черный меч. –  Любви не существует.

- Так бы сразу и сказали, что насиловать будут, - вздохнула старая жрица, укладывая свежие цветы у подножья статуи и глядя на седока оценивающим женским взглядом.  – Пять лет не насиловали! Уж думала, не доживу!

- Молчать! – резко заорал всадник, пока дрожащие от страха жрицы прятались за колоннами из розового мрамора. На полу валялись брошенные букеты и венки… Он едва ли сдерживал коня, который рвал удила и выдыхал пар. 

– Здесь приказы отдаю я! Уничтожить здесь все! - всадник с грохотом спешился, лезвие меча сверкнуло, преломив яркий луч света. В абсолютной тишине он медленно шел к пьедесталу. Его тяжелые шаги отдавались гулким эхом во внезапно притихшем храме. За ним стелился черный, рваный плащ, подметая дорожку из лепестков. – Храм сжечь! Хватит! Надоело! Мое терпение не безгранично! 

В храм влетел целый вооруженный отряд, с грохотом опрокидывая священные сосуды, ударами мечей навсегда разлучая влюбленные статуи. Они рубили мрамор, сбрасывали цветы и венки. Обломки статуй разлетались хрустящими под ногами кусками розового мрамора. 

- Раз, два, три … Эх, - вздохнула старая жрица, глядя на воинов, один из которых опрокинул каменную чашу с лепестками роз. – Больше пяти не осилю…

Жрицы жались друг к дружке, прятались за колонны, пока по ступеням текла розовая вода, а в ней тонули цветы и лепестки. Дары были сброшены с пьедестала, сметены и растоптаны. Черный воин в шлеме с забралом, на котором был запечатлен оскал хищного зверя, тяжелой поступью шел к статуе в абсолютной тишине. Он пнул с дороги осколки каменного сердца, отмечая лезвием меча свой путь. Казалось, свет померк в тот момент, когда он подошел к статуе, голову которой украшал венок из цветов.

- Ну? Как тебе такая молитва! – усмехнулся он, снимая шлем и тяжело дыша. – И где ты, богиня? Неужели ты настолько труслива? Отвечай!

- Красивый, - вздохнула старая жрица, глядя на черные волосы и бледное лицо, словно высеченное из камня. –  Старшим нужно место уступать! Руки к нему не протягивать!

- Помогите! – пискнул кто-то из жриц, пытаясь собрать цветы с пола. – Храм грабят! Разоряют! Богиня! Защити нас! Спаси!

- Правильно. Зовите ее! Пусть немедленно явится сюда! – надменно произнес воин, пока его слуги бесцеремонно вытаскивали жриц из их убежища. – Вызывайте ее, как хотите! 

- О, защитница! Явись к нам! – простонали жрицы, упав на колени перед статуей. Они тянули руки к каменной красавице, которая так и оставалась безмолвной и глухой к их мольбам. – Явись к нам и защити нас! Молим тебя, о, любовь! Явись к нам! 

В абсолютной тишине послышался страшный смех, пока жрицы сидели на коленях, глядя на разбросанные, на полу драгоценности  - подношения. Внезапно леденящее душу веселье оборвалось.

 - Я пять лет строил храмы в твою честь, - послышался зловещий голос, заставивший всех вздрогнуть. – И вот она благодарность? Последний срок прошел, и мое терпение закончилось! А когда у меня заканчивается терпение, у кого-то начинаются большие неприятности! Считаю до трех. Раз…



Кристина Юраш

Отредактировано: 12.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться