Я - часть той Силы, что вечно хочет Зла...

Размер шрифта: - +

Я - часть той Силы, что вечно хочет Зла...

     Она сидела на бархатном троне. Чёрном, как её глаза. Волосы. Душа. Самая суть. Госпожа и повелительница тех существ, которых в человеческом мире называли демонами. Звероподобные твари, одержимые самыми низменными страстями и инстинктами. Бесплотные духи, умеющие вселяться в людские тела, поглощая души. И ещё миллионы, миллионы других. Разных. Всевозможных. Бесчисленных. Легион. Покорный воле своей Королевы. 
      - Отпусти его!
      Она сидела на бархатном троне. А перед ней – Сердце. Жизненная сила целого мира. Потрясающая, фантастическая мощь, способная уничтожить и саму королеву, и весь её Легион до последнего демона. И всё это - в теле человеческой девчонки! Молодой, слабой. Влюблённой. Глупой. Хоть она и Сердце, хоть и обладает этой силой – но по-прежнему остаётся беспомощной. Не может. Не умеет ею пользоваться. Светлые так её берегли, так защищали.
      А толку? 
      Стоило заполучить одного-единственного носителя золотых доспехов – и всё. Один из Светлых, охранников Сердца. Самый сильный, самый смелый. Её возлюбленный, её прекрасный рыцарь, её ангел. Теперь стоит подле бархатного трона. Чёрного, как душа того существа, что подарила ему жизнь. Его матери. Одной из Легиона. Демоницы. Как жгло её чрево семя Светлого, как она проклинала Королеву, умоляя прервать эти муки! Но Госпожа неумолима. У Госпожи был план. И он сработал. 
      Она сидела на чёрном троне. После битвы, великой битвы, в котором девочка-Сердце доказала, что кое-что всё-таки может. Одна-единственная, оставшись без своих рыцарей, она сумела защитить своё тело от чудовищных тварей и свой разум от чёрного шёпота колдунов. 
      Но сердце – оно оставалось беззащитным. Одно слово королевы – и её новый воин вступил в бой. Какими глазами смотрела на него девочка-Сердце! Как звала его, как молила очнуться, сбросить тёмные чары! Но её возлюбленный, был глух. Она была готова одолеть ради него хоть весь Легион – чтобы спасти, вырвать из лап ужасной чёрной королевы! 
      А теперь стоит перед бархатным троном. Беззащитная. В цепях. Сражённая своим прекрасным ангелом, своим возлюбленным. 
      - Я его не держу, - улыбнулась королева. Полный бархатного мрака взгляд коснулся нового подданного. – Он сам выбрал этот путь.
      Девчонка было рванулась вперёд, но лишь зазвенела цепями. 
      - Ты лжёшь! Лжёшь! – Голосок дрожит, глаза пытают. Злостью. Отчаяньем. Ужасом. Ещё чуть-чуть, и по нежному личику потекут слёзы. – Он бы не мог! Не стал! Никогда! Отпусти! Он не будет служить тебе!
      Чёрный рыцарь оставался неподвижен. Королева снова улыбнулась. 
      - Очаровательно. Милая наивная девочка. – Она продолжала смотреть на бывшего ангела. - Кажется, теперь я понимаю, что именно в ней тебя так влекло. 
      Он усмехнулся. Девушка вздрогнула. Нет. Этого не может быть. Нет-нет-нет. Кошмарный сон. Бред наяву. Она не поверит. Этого не могло случиться. Только не с ним, с её любимым. Он ведь тоже её любил! Искренне! Защищал! Да, он – Светлый лишь наполовину, другая часть его души чёрная, демоническая. Но он же справился! Совладал с тьмой! Почему, ну почему?..
      - Вернись… - Упав на колени, она смотрела на своего ангела. Теперь он был весь в чёрном, некогда синие глаза пожелтели. А улыбка? Такая нежная, тёплая. Где она теперь? Усмешка. Жёсткая, как колючая проволока. Колет. Режет. – Любимый мой… прошу… вспомни…
      - Я помню, любовь моя. – Голос его. Или нет? Такой холодный, такой насмешливый! – Я всё прекрасно помню. 
      Девушка вздрогнула.
      - Ты… ты не мог притворяться… не мог! Я бы поняла! Почувствовала!.. Ты любил меня! Любил! Ну вспомни же…
      - Я помню. – Он подошёл ближе. Протянув руку, взял нежное лицо за подбородок. Коснулся пальцем дрожащих губ. – Они были такими сладкими. – Жёлтые глаза сверкали. - Мне так хотелось прокусить их. До крови. Заставить тебя бояться. Кричать…
      - Молчи!.. – В голубых глазах дрожали слёзы. – Это не ты! Это она! Её чары!
      Королева вскинула точёную бровь.
      - Да? Ты так уверена? Не боишься проверить?
      - Не боюсь! – Слёзы тут же вскипели. – Ни тебя, ни твой Легион! Рано или поздно, так или иначе…
      - Ну всё, всё. – Королева поморщилась. – Без этой патетики. Не боишься, значит. Хорошо.
      Лёгкое движение пальцев, и цепи спали. Девушка тут же поднялась. 
      - Раз это я его заколдовала, - по бархатному мраку её глаз то и дело проходили фиолетовые искры, - тогда давай, расколдуй своего возлюбленного. Очисти от моей скверны. Ты ведь можешь, не так ли? Ты ведь уже очищала людей. Давай, сделай это со своим ангелом. Пусть он снова будет чист. 
      Девушка чуяла подвох. Но какая разница? Сейчас она покажет, на что способна. Она вылечит любимого, освободит от мерзких чар. 
      Подойдя ближе, она заглянула в жёлтые глаза. Всё такие же глубокие, бездонные. Только теперь в них клубилась тьма. Но это лишь чары. Только и всего. Она развеет их. Достучится до его сердца. Заставит вспомнить, как хорошо им было вместе, как чиста была их любовь. 
      Сейчас, вот сейчас.
      Сейчас!
      Ну же!
      Ну!
      Почему?..
      Но…
      Смех.
      - Вот об этом я и говорила, девочка моя. – Искры в бархатных глазах загорелись ярче. – Это не мои чары. Поэтому твоя сила бесполезна – нельзя развеять то, чего нет. Это его суть. И тьма, и свет. Он пытался бороться, о да. Всю свою жизнь. Ставил барьеры, защищался от самого себя. Пытался быть только Светлым, закрывался от своих желаний, терзался, мучился. И довёл себя до того, что было достаточно легчайшего щелчка. И все барьеры пали. Верно, Двуликий?
      Он кивнул.
      - Да, Госпожа. – Бросив на девушку насмешливый взгляд, подошёл к своей королеве. Преклонив колено, поцеловал бледные пальцы. – Вы освободили меня. 
      Она коснулась губ бывшего ангела – точно также, как он недавно касался Сердца. Но это прикосновение, такое нежное и лёгкое, вызывало нестерпимую, огненную боль, немедленно разлившуюся по всему телу. Но бывший ангел даже не дрогнул. Жёлтые глаза вспыхнули. Тут же, немедленно. Но не злость, не гневом. Похотью. Чёрной, извращённой страстью, какой был одержим весь Легион без исключения – одна из тех многочисленных цепей-нитей, с помощью которых королева управляла своими подданными. 
      - Нет… - Девушка не верила своим глазам. Не хотела верить. Голос упал до шёпота. – Прошу тебя… это же неправда… мы же… ты… любил…
      - О, он и сейчас любит. – Бледная рука скользнула ниже, на шею, по груди. – Просто по-другому. 
      Ещё ниже, ниже. Одежды не останавливали её, пальцы касались тела. Сильного, твёрдого. Когда рука опустилась ниже пояса, жёлтые глаза закрылись, лоб покрылся испариной, из горла вырвался хрип. Лицо исказило выражение сильнейшей муки и жесточайшего наслаждения. 
      - Ну мучай его!.. – Девушка было бросилась вперёд, но у самого трона будто бы наткнулась на стеклянную стену. Она была в шаге от возлюбленного, всего в шаге. Но сделать ничего не могла. – Прошу!..
      Бледные пальцы сжались сильнее. С губ бывшего ангела сорвался полувздох-полурык.
      - Ему нравится. – Взгляд бархатных глаз впивался в побледневшее лицо. – Разве ты не видишь, о самая зрячая из всех зрячих? Не чуешь, чувствующая? Как его суть тянется ко мне, его госпоже. Это природа их всех. Моих детей. Моих воинов. 
      - Госпожа… - вырвалось у бывшего ангела. – Умоляю…
      Королева склонилась ниже – так, чтобы девочка-Сердце могла видеть всё в деталях. Та смотрела, как завороженная, не в силах пошевелиться. По щекам текли слёзы, голубые глаза полнились отчаянием и болью. 
      - О чём же? – спросила королева, почти касаясь губами пересохших губ. 
      - Умоляю…
      - Ну же, дитя моё. О чём ты меня просишь?
      - Не мучьте… 
      Точёная бровь насмешливо изогнулась.
      - Ты пресытился моими ласками? Так быстро?
      - Её… госпожа… прошу… отпустите… её…
      На мгновение бархатные глаза превратились в два пятна ледяного мрака. Королева разозлилась.
      - Вот видишь, девочка. – Но лишь на миг. Она снова усмехнулась. – Он тебя любит. Но по-другому. По-своему.
      Королева убрала руку, и распятый её ласками Двуликий с хрипом упал на камни пола. Но уже через пару вздохов поднялся. 
      - Вопрос в другом, милая...
      Он обернулся – и девушка снова вздрогнула, только теперь от ужаса. Жёлтые глаза горели чёрной яростью. И жаждой.
      - …готова ли ты принять его любовь?
      Новое движение бледных пальцев – и стеклянная стена исчезла. Девушка тут же оказалась в руках бывшего ангела. 
      - Она твоя, дитя моё, - вкрадчиво усмехнулась королева, откидываясь на спинку бархатного трона. Готовясь к зрелищу. – Пусть Сердце наконец-то познает твою истинную суть.



Татьяна Бессонная

Отредактировано: 15.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться