Я дам тебе крылья 2. Роковой Париж

Размер шрифта: - +

13

На следующий день Юля отправилась в университет. На всякий случай она вышла раньше, зная свои «способности» в ориентировании. Добравшись до университета, ещё раз обошла его вдоль и поперек, стараясь запомнить, где какие кабинеты и аудитории.

Познакомилась с группой, состоящей из таких же студентов по обмену. Из каких стран тут только не было ребят: и из Германии, и из Болгарии, и из Финляндии, и из Греции. Общаться было и интересно, и тяжело одновременно. Все старались говорить на французском, но с трудом понимали друг друга: у каждого оказался свой акцент и произношение.

Первые дни были вводные, им рассказывали о Франции, культуре, обычаях, укладе жизни, чтобы приезжие студенты имели представление, как существовать в новой для них стране.

Наконец занятия закончились, Юле не терпелось отправиться в центр Парижа и погулять. Но, выходя из университета, Юля мельком глянула на большую доску с объявлениями, и взгляд зацепился за надпись: «Roméo et Juliette[1]». Пройти мимо она не могла, подошла и стала читать объявление:

 

«Актёр театра «Комеди Франсэз» Франсуа Манджер ищет таланты для своего режиссёрского дебюта. Ему не нужны актёры, ему требуются обычные энергичные молодые люди, которые горят желанием играть. Он жаждет сделать актёров из талантливых людей.

Постановка Шекспира «Ромео и Джульетта»

Кастинг будет проходить 25 сентября, с 12.00 до 16.00.

Записаться на пробу можно в кабинете 405.

Не стесняйтесь, приходите! Мы научим вас играть».

 

Юля загорелась идеей играть на сцене, да ещё и самую любимую пьесу: «Если я не попробую, я буду жалеть об этом всю свою жизнь. Это же моя мечта детства! Да ещё и Шекспир!» Она пошла в четыреста пятый кабинет, попросила записать её на пробы. Когда её спросили, на какую роль она бы хотела опробоваться, Юля, не задумываясь, ответила: «Джульетта». Её записали на 15:40 и выдали лист с отрывком, который нужно было прочитать.

После учёбы Юля поехала в центр Парижа. Она не могла нагуляться и наглядеться, ведь мечта стала реальностью. У восторга и восхищения Юли не было границ, с каждым шагом, с каждым вдохом, у девушки словно вырастали крылья. Ей хотелось жить на улицах Парижа, настолько её будоражил этот город. Она бродила по улицам, вдыхая какой-то особый аромат романтики. Осень вступила в свои права и завладела городом. Деревья покрылись желтым, переулки наполнились запахом сырости, вперемешку с ароматом сдобы. Французы неспешно прогуливались, туристы фотографировались и восторгались, а Юля наблюдала за жизнью в городе и улыбалась, она была счастлива, и не замечала ни одного изъяна, словно влюбилась в Париж с первого взгляда.

Юля обещала Клэр вернуться к шести вечера, поэтому не забывала следить за временем, и, как бы девушка ни хотела остаться, но пришлось прервать неспешную прогулку. По дороге домой Юля забежала в салон связи, приобрела местную симку и заглянула в супермаркет купить немного еды, чтобы хоть чем-то завтракать и ужинать, обедать она решила в студенческом кафе при университете. Долго разглядывала иностранные упаковки продуктов, вчитывалась. Её интересовало абсолютно всё. Всё было новое для неё, и безграничное любопытство никак не могло удовлетвориться, настолько много неизвестного, неизведанного требовало внимания.

Ещё с утра Юля чувствовала лёгкое недомогание – в горле першило, а вечером у неё потекло из носа: «Ещё не хватало заболеть». Когда Юля вернулась домой, то была полностью разбита: разболелась голова, и, похоже, поднималась температура.

Клэр не проявила дружелюбия, она готовила ужин и будто издевалась над девушкой, бесконечно гоняя Юлю туда-сюда по всему дому с какими-то ерундовыми поручениями. «Почему она меня так невзлюбила?» – Юля не понимала такого холодного отношения. Когда она в сотый раз чихнула и высморкалась, Клэр, видимо, заметила, что девушка заболела. Перестала её третировать, предложила отдохнуть и выпить чаю. Пока Клэр кормила и укладывала Мишель, Юля заваривала чай и сделала себе бутерброд с сыром, иногда разговаривая с маленьким Жаком, который крутился около неё. Она расспрашивала, в какие игры он любит играть, какие слова знает на русском языке. И научила его фразе: «Привет. Меня зовут Жак». Ему так понравилось, что он оставил девушку и убежал представляться своим игрушкам. Юля улыбалась.

Через некоторое время вернулась Клэр. Юля себя очень плохо чувствовала. Клэр села рядом с ней и участливо спросила:

— Жюли, ты заболела, у тебя есть лекарства? – сейчас она не выглядела злобной мегерой, какой была вчера и, перейдя на «ты» словно убрала барьер между ними.

— Нет, ничего с собой не взяла, – осипшим голосом проговорила Юля.

Клэр сама принесла ей аптечку.

— Вот это от температуры, это от насморка, а это для горла, – доставала она лекарства и клала перед Юлей.

— Клэр, спасибо большое, –  такой заботы девушка совсем не ожидала. Она аккуратно взяла лекарства. – Прости, что подвожу. Я вылечусь и больше не разочарую тебя.

Клэр снова нахмурилась, но ответила мягко.

— Выздоравливай. Лучше, пока будь подальше от детей, не хочу, чтобы они заболели. Им хватает моей простуды, – хоть сегодня она и не выглядела больной.

— Можно я пойду в свою комнату? – попросилась Юля.

— Да, иди.

— Спасибо, – Юля забрала чай, лекарства и ушла.

Она выпила сразу все лекарства, которые ей выдала Клэр. Температура всё-таки была, и Юля, чувствуя озноб, забралась под одеяло. Взяла ноутбук в кровать и позвонила Пете. Он сидел на своей кухне и ужинал.



Нелли Ускова

Отредактировано: 17.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться