Я дам тебе крылья 2. Роковой Париж

Размер шрифта: - +

59

Летом Пётр еще больше сосредоточился на учебе: за один день сдал государственные экзамены и, хотя диплом уже был готов, не переставал его перечитывать, перепроверять, шлифовать мелочи в надежде, что это натолкнет его на новые мысли и идеи.

Защита была назначена на середину июля.

Катя придумала ему повод, чтобы встретиться. Сестра оказалась права: Пётр не мог выкинуть Юлю из головы, освободиться. Как ни пытался мысленно отгораживаться и игнорировать, он понимал, что это самообман — ему по-прежнему её не хватало. Нужно было поговорить и либо отпустить и разойтись по-хорошему, либо попытаться ее вернуть. Сначала Пётр думал созвониться в Skype, но он хотел увидеться вживую и решил, что, раз всё равно будет сдавать диплом в её городе — надо пересечься.

Когда в начале июля Пётр в очередной раз заглянул в Facebook на страницу Юли, он увидел несколько фотографий, где она была отмечена: девушка была не одна, а в компании с Деном. Мужчину уколола ревность: «Что ж, Денис, молодец! Я делал ставку на тебя, и ты добился своего!» Пётр чуть ли не с лупой вглядывался в эти фото: он совершенно не узнавал Юлю и не только из-за нового имиджа и очков, девушка больше не выглядела счастливой, жизнерадостной. Она улыбалась, на всех фотках, они стояли в обнимку, но Юля казалась зажатой, поникшей, не было былой уверенности и огня в глазах, да и на влюбленных они мало походили. Пётр хмурился, его снедало беспокойство, и, глядя на снимки, он ещё больше захотел узнать, что с ней стало, из-за чего Юля могла так измениться.

На день рождение Петр отправил ей банальное поздравление в Facebook, но ответила Юля лишь на следующий день. Он написал про защиту, что будет в Воронеже, предложил увидеться, но девушка молчала. Петр ждал ответа, проверял по несколько раз в день, даже думал позвонить.

И так и не дождавшись от Юли ответа, Пётр улетел на защиту. Потом занимался сборов допусков, подписей - было не до того - и только поздно вечером на выходных девушка, наконец, ответила. Написала, что она ещё в Германии, предложила встретиться позже. А когда Пётр упомянул про свадьбу, даже улыбнулся Юлиному предположению, что он женится: «Хорошего же она обо мне мнения, если думает, что я перед свадьбой настаиваю на встрече, хотя и сама с Деном, а не против увидеться», — Пётр хмурился, Денис спутал ему все планы.

Защита была рано утром шестнадцатого числа и прошла на отлично. Хоть комиссия и пыталась завалить его вопросами, Пётр был хорошо подкован и сумел поразить всех. После защиты к нему даже подошёл человек из конструкторского бюро и предложил работу, расспрашивал про разработки, описанные в его дипломе, попытки внедрения и создания прототипа, но у Петра это было лишь в далеко идущих планах.

Преподаватель Петра похвалил, порадовался за него и предложил, как всегда, поболтать за бутылочкой коньяка прямо на кафедре.

— Ну, что, Пётр, ты стал счастливым? — завел он разговор на любимую тему после пары рюмок.

— К сожалению, пока нет, но жизнь упорно подкидывает мне уроки, — усмехнулся он. — Я многое осознал после нашего последнего разговора.

— Что же тебе мешает быть счастливым? — спрашивал преподаватель.

— Не знаю. У меня всё хорошо, стал больше радоваться и острее чувствовать близких людей, больше их ценить. Но иногда появляется такое ощущение, что мне чего-то не хватает, что где-то остался пробел и нужно его заполнить, — рассказывал Пётр. — Как мой самолёт: совершенная концепция, но бесполезная без крыльев.

— И снова мы пришли к тому, с чего начали. Твой «пробел» — это внешние обстоятельства, которые диктуют тебе, что нужно это получить, чтобы быть счастливым. Вот ты защитил диплом, ты рад, но стал ли счастливее?

— Конечно, — улыбнулся Пётр.

— Для тебя ничего не должно было поменяться, — махнул рукой преподаватель.

— Я знаю и помню про счастье по умолчанию, — оправдывался Пётр. — Но разве может внутренне счастье сравниться с радостью обладания тем, что делает меня настолько счастливым, что светишься изнутри? Сам я так светиться никогда не смогу, — продолжал рассказывать он.

— Сможешь, если будешь упорно пытаться и работать над собой. Помни, ключ ко всему — это момент здесь и сейчас. Будь в нём! Будь счастлив в нём! — напутствовал преподаватель.

— Я работаю над этим, — улыбнулся Пётр.

Он попрощался, поблагодарил за советы, сказал, что его двери для преподавателя открыты в любой момент.

 И вернулся в Москву.

Его самолет прилетал в три часа дня — Пётр шёл по аэропорту и думал, может, поехать сразу на работу, узнать как у ребят дела?

Багажа у него не было, поэтому Пётр быстро шёл мимо толп прилетающих, как вдруг увидел Юлю. Он сначала даже не поверил своим глазам, но почувствовала укол в груди, и сердце бешено забилось от волнения. Девушка ходила вдоль лент, лениво осматривала их, видимо, искала свой багаж. А Пётр остановился и смотрел на неё, не решаясь подойти или окликнуть. Ровно год назад он так же увидел её впервые и растерялся, сейчас его как будто снова поразила та же стрела — он не мог отвести взгляд.

 

Юля ненавидела аэропорты, она уже предвкушала, как будет выбираться из Домодедово, чтобы успеть доехать до Павелецкого вокзала — оттуда отходил автобус в Воронеж. Хоть времени было с запасом, но Юля могла и опоздать: она уже полчаса искала сумку. На выделенной ленте её не оказалось, и девушка бессмысленно бродила вдоль транспортеров, выискивая глазами свою сумку. Девушка поникла, задумчиво созерцая бесконечные чемоданы, и совсем не смотрела по сторонам. И вдруг почувствовала на себе пристальный взгляд — повернулась и замерла. Неподалеку стоял Пётр и смотрел на неё. Она настолько обрадовалась, что готова была, как и раньше, с разбега броситься в его объятия. Так сложно было сдерживать эмоции, распирающие изнутри, Юля широко улыбнулась и быстро двинулась навстречу.



Нелли Ускова

Отредактировано: 17.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться