Я дам тебе крылья 2. Роковой Париж

Размер шрифта: - +

61

Не могло быть и речи о том, чтобы на этот раз Юля куда-то уехала. Пётр не отпустил девушку домой и без лишних разговоров усадил в такси. А там, на заднем сиденье, обнял, прижав к себе, а она прильнула к родному плечу и улыбалась всю дорогу, крепко стискивая ладонь Петра, будто не до конца верила, что он рядом.

Но переступив порог квартиры, они одновременно сбросили маски, перестали сдерживаться и как голодные звери набросились друг на друга. На ходу скидывая обувь и сумки, помогали друг другу избавиться от одежды, путаясь в пуговицах, ни на миг не отрываясь от горячих поцелуев. Они настолько истосковались, что напрочь забыли обо всём, спеша утолиться в нетерпеливых ласках. Целовали до боли, быстрыми движениями рук скользили по телам друг друга.  

Дикая страсть, обжигающее дыхание — эмоции искрили, по венам будто шёл ток. Они теряли над собой контроль, движимые лишь инстинктами. Юля кричала, стонала, выгибалась, цеплялась за Петра, притягивая его к себе, а он сходил с ума от податливости и страсти девушки, терял последний контроль от ее громких стонов.

Это не походило на занятие любовью — они будто превратились в двух необузданных, куда-то спешащих безумцев, умирающих от удовольствия в объятиях друг друга.

 

Но через некоторое время Юля полностью выдохлась и сказала, что больше не может. Пётр со снисходительной улыбкой оставил девушку в покое. Юля лежала с закрытыми глазами, обессиленная, раскрасневшаяся, взъерошенная и никак не могла отдышаться.

— Раньше ты была более вынослива, — глядя на запыхавшуюся Юлю, улыбался он. Пётр оперся на локоть и с довольной улыбкой смотрел на девушку.

— Ты неумолим, — Юля тяжело дышала, у неё даже болели лёгкие от глубокого дыхания и криков. Она приоткрыла один глаз и посмотрела на Петра.

— Я очень скучал по тебе, — мягко улыбнулся он и начал нежно целовать девушку в плечо, шею, аккуратно гладить кончиками пальцев. — Я бы продолжил.

— У меня нет сил, совсем, — жаловалась Юля, но широко заулыбалась, тая от его поцелуев и прикосновений.

— Жаль. Может, тебя накормить, чтобы появились силы?! — усмехнулся Пётр и притянул её к себе.

Юля, обессиленная и расслабленная, лишь прижалась к мужчине ближе и не заметила, как задремала.

 

Пётр спать не хотел, лежал и слушал ровное дыхание девушки. Ему было хорошо, он уже и забыл это сладостно-приятное ощущение. В нём вдруг пробудилось столько нежности, ласки, заботы — он ещё крепче обнял Юлю, аккуратно поцеловал в висок и закрыл глаза, наслаждался покоем, слушая дыхание Юли, пока тоже не уснул.

 

Саша вернулся с работы и застал в прихожей погром: обувь (причем одна пара была женской), сумки, даже рубашка Петра валялись на полу. Ему стало любопытно, что за гостью привёл друг. Он заглянул на кухню — там никого не было. Постучал к нему в комнату, но никто не отозвался, тогда Саша открыл дверь и заглянул: Пётр спал, обнявшись с какой-то девушкой — блондинкой. Саша улыбнулся, прикрыл дверь и поехал в аэропорт за Аней.

Вернулись они в десять вечера. Аня сразу ушла в ванную, а Саша на кухню, где и застал Петра в обнимку с Юлей. Они пили кофе и чай и о чём-то оживленно разговаривали. Саша искренне удивился и улыбнулся, заходя в кухню:

— Что, у вас тут акция: получи диплом в Воронеже, а Юльку забери в подарок?! Привет, Юль! Признавайся, ты просто ждала, пока этот обалдуй получит диплом?

— Саша, привет! — обрадовалась Юля и засмеялась. — Конечно!

Петр только улыбнулся.

— Что, уже можно обмывать твоё второе высшее? — усмехнулся Саша.

— Можно, хоть сейчас!

И они втроём принялись организовывать скромный праздничный стол из того, что было в холодильнике, а когда на кухню заглянула Аня, то в общей суете сначала даже не увидела Юлю.

— Петя, привет! Защитился? — спросила она.

— Привет, Ань! Ага, сейчас будем обмывать.

И только тут женщина заметила светленькую худенькую девушку, невысокого роста, в очках, в Петиной футболке, и она узнала её.

— Юля, привет! Давно хотела с тобой познакомиться. В жизни ты выглядишь совсем по-другому, но, думаю, мы с тобой подружимся.

Однако та как дикий волчонок смотрела на неё снизу вверх. Аня была почти на целую голову выше, ростом чуть ли не с Петра, и выглядела самоуверенно.

— С тобой мы вряд ли когда-нибудь подружимся! — нахмурившись, ответила Юля — у девушки был повод недолюбливать Аню.

Но та лишь громко засмеялась.

— Петя, я поняла, почему ты так любишь её, — она перевела взгляд на бывшего мужа, который лишь улыбался и ласково смотрел на Юлю. — Взгляд как у тебя! Вы просто идеальная пара. Петь, а она меня не загрызёт?

Юля смотрела так грозно, что Пётр нежно привлёк её к себе, пока она набросилась на Аню.

— Ань, я сам тебя загрызу, если ты как-то заденешь Юлю. Я никому не позволю обижать её, — спокойно проговорил он. — Тебе даже Саня не поможет, если ты будешь к ней цепляться.

— Подумаешь, какие мы нежные, — улыбнулась она.
 

Они отмечали до самой поздней ночи. Юля приглядывалась, прислушивалась, замечала, как дружно они общаются втроём, словно родные. Девушка чувствовала себя немного чужой в их «семействе», отмалчивалась. Иногда заходил разговор на тему их расставания, Юля сразу стыдилась, чувствовала себя неловко, но Саша выручал, уводил разговор с острых тем, сглаживал углы шутками, а Пётр то и дело интересовался у девушки, всё ли нормально и разговаривал очень ласково.

Пётр не стал будить Юлю и рано ушёл на работу. Девушка чувствовала себя не в своей тарелке: Петра не было рядом, а хозяйничать в чужой квартире ей было некомфортно. За завтраком о ней позаботился Саша, они сидели вместе с Аней, и иногда подшучивали над Юлей и Петей. И если у Саши шутки были безобидными, то любое слово Ани в адрес Юли ранило девушку. Она даже пошутила, сказав, что Пётр наконец-то завёл себе домашнего питомца, сравнив Юлю с бездомным котенком, которого подобрали и притащили в дом.



Нелли Ускова

Отредактировано: 17.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться