Я дам тебе крылья

Размер шрифта: - +

7

Когда Юля убежала с крыльца, Пётр присел рядом с согнувшимся пополам другом:

— Сань, ты живой? Это было жестоко, мне тебя жаль, но ты получил по заслугам, – Петя помог Саше подняться и завёл его в дом, покосившись на прикрывающуюся одеялом даму. – Приложи чего-нибудь холодненького, может, станет легче, – и он быстро убежал вслед за Юлей.

Когда Пётр увидел девушку, он сначала просто замер, завороженный такой картиной: сильный ливень, ветер, шторм, и Юля стоит одиноко в белом платье и смотрит на чернеющий горизонт, как будто просит море забрать её. Мужчина моментально опомнился, он в куртке весь промок и продрог, а девушка стоит в одном платье, постепенно поглощаемая волнами. Ещё шаг, ещё одна волна и Юлю затянет, выбраться из такого шторма самостоятельно не получится. Пётр подбежал к ней в воду, бесцеремонно схватил почти утопленницу в охапку, крикнув, что она безумная и сейчас утонет, но сквозь грохот грозы и рёв непогоды девушка его явно не услышала. Потащил её из воды, но Юля сначала воспротивилась, но потом просто обмякла в его объятиях и позволила себя вести.

Пётр жил в пяти минутах ходьбы от моря, но с Юлей в объятиях он добежал за две. У обоих зуб на зуб не попадал, они промокли насквозь, особенно девушка представляла собой жалкое зрелище - с неё ручейками стекала вода, макияж размазался по лицу, и она дрожала от холода.

Пётр быстро бросил ей:

— Просто переоденешься в сухое или хочешь согреться в горячей ванне?

Видя, как Юля вся трясётся и ничего не отвечает, пошёл, включил ей горячую воду и скомандовал:

— Иди в ванную. Отогревайся пока, а я сделаю нам чего-нибудь выпить, чтоб уж точно не заболеть.

 

Юля настолько продрогла, что не могла ни о чём думать, у неё от холода стучали зубы, с одежды и волос капало. Она не сопротивлялась и, не глядя на мужчину, послушалась и зашла ванную, где было тепло, залезла и взвыла – вода была почти кипяток.

— Всё хорошо? – крикнул ей Петя через дверь.

— Ты меня сварить решил?! – закричала Юля, неистово откручивая кран холодной воды.

Через несколько минут девушка пришла в себя, согрелась, успокоилась и наслаждалась теплом. Она больше не злилась на Сашу, её вдруг охватило беспокойство: «Я голая, в чужой ванной, в чужой квартире с малознакомым мужчиной, который меня пугает. А что если он какой-нибудь маньяк? Никто же не знает, где я. И как меня угораздило?! Но ведь Петя хотел предупредить меня, а я ему не поверила. Он пошёл за мной, влез в море, вытащил. Он же спас меня! – осознала Юля, и стало стыдно перед Петром. – Ванну набрал, чтобы согреть, заботится обо мне, хотя ничего обо мне знает. Нет причин бояться его, хотя он и вёл себя странно».

Пётр просунул Юле свою футболку и шорты в дверь:

— Извини, женской одежды нет, кончилась, – нелепо пошутил он.

Девушка вытерлась, нацепила на голое тело его одежду, в которой просто утонула, и вдруг ощутила укол совести: «Даже не подумал ни разу заглянуть, а Саша стоял и лупился, пока я переодевалась. Какая же я дура!»

Когда Юля вышла из ванной, Петя пробежал мимо неё в одних трусах:

— Прости, иди на кухню, я переоденусь и приду, – сейчас он был совсем другим – каким-то весёлым, добрым, участливым. Он улыбнулся. – Кстати, тебе очень идёт моя одежда.

«Куда подевался тот колючий Петя, которым он был все эти дни?» – удивилась Юля.

Мужчина жил в просторной однокомнатной квартире. Конечно, тут царил беспорядок, но обстановка выглядела современной и очень уютной. Одна большая комната была разделена перегородкой на спальню с большой кроватью и гостиную с длинным диваном, столиком, шкафом и телевизором.

Они расположились на кухне. Время уже перевалило за полночь. Пётр разлил по кружкам ароматный глинтвейн, пахнущий корицей и мускатным орехом на всю кухню. Поставил на стол вазу с конфетами, а сам сел напротив Юли. Всё его весёлое настроение вдруг пропало, он стал серьёзным и внимательно смотрел на девушку:

— Теперь можно и поговорить о Сане.

— Я не хочу о нём разговаривать, – отрезала Юля и в груди у неё всё сжалось.

Девушка немного трясущимися руками обхватила горячую кружку с глинтвейном, чтобы не показывать своего волнения. Вдруг все эмоции и мысли, которые она отпустила вместе с бурей, нахлынули с новой силой. На глазах проступили слёзы, которые Юля отчаянно пыталась скрыть, опустив глаза.

Пётр пристально смотрел на девушку:

— Неужели настолько больно? Ты что, успела влюбиться в него?

— Нет, нет… Не знаю. Просто больно и обидно, – оправдывалась Юля. – Я совершенно не ожидала такого.

Пётр молчал и был задумчив. Он отхлебнул горячий напиток, не переставая проницательно смотреть на Юлю. Мужчина будто пытался прочесть её мысли и подыскать нужные слова. Гостья тем временем начала возмущаться:

— Как так можно, днём клялся мне в любви, а вечером уже… с другой, – слёзы всё-таки потекли, и Юля смутилась, не смогла подобрать нужного слова, и повисла неловкая пауза.

— Саня такой, он не понимает этого, – грустно и задумчиво ответил Пётр.

— Он козёл! – возмутилась она.

— Отчасти, ты права, но не отрицай и свою вину. Ты ведь сама пришла к нему, сначала раздетая днём, потом специально нарядилась вечером. Разве ты не хотела соблазнить его? – с абсолютным спокойствием рассуждал мужчина. В его серых глазах снова появилась холодная колючесть.

— Нет, всё было не так. Днём я к нему не шла, я забыла полотенце, бежала из душа и наткнулась на Сашу совершенно случайно. Он предложил мне полотенце и зайти к нему. Я вытиралась в его комнате, а он внезапно зашёл и начал меня целовать, а я… и не сопротивлялась, – Юля залилась краской от того, что поделилась интимными подробностями с малознакомым мужчиной. Пётр нахмурился, и девушка увидела в его глазах гнев. От его взгляда по спине пробежали мурашки, мужчина снова пугал её. – Вечером, да, собиралась завершить начатое, но мне казалось, он ко мне неравнодушен. Я думала… – она осеклась на полуслове и покачала головой. Вдруг поняла, насколько сильно заблуждалась в чувствах Саши и в нём самом. Девушка опустила глаза и разочарованно проговорила. – Я такая дура!



Нелли Ускова

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: