Я Дракон

3.

Не помню, сколько я брел по чужой сухой и пустынной земле, я помню точно, что минул день и наступила ночь. Усталость была даже незаметна, в душе поселился ужас и страх, которые вытесняли все остальные чувства, в том числе и физические недомогания. В том возрасте, в котором я находился на тот момент, все воспринимается особенно остро и я страдал на полную. Днем я был так увлечен, так упивался своим горем, что ни на что не обращал внимания. Даже на то, что темнеет, а я не имел ни малейшего понятия, где нахожусь. Тем не менее, пора было остановиться, прийти в себя и осмотреться. Я испытывал чувство голода, на мне из одежды были лишь платяные давно пришедшие в негодность штаны и легкие ботинки, а опускающаяся ночь несла темноту и холод.

Мои скитания заняли еще немного времени, пока совсем не потемнело. Тогда я присел на большой камень и начал приводить свои мысли в порядок. Для начала мне нужно было утолить свой голод, от которого меня шатало и темнело в глазах. Однако же, где здесь найти пропитание мне было неизвестно. Дурак! Нужно было днем об этом подумать! Похоже, думать – это не моя сильная сторона, иначе бы я не прыгнул тогда на спину проклятого Дракона.

Проклиная себя в сотый раз за тот глупейший поступок, я было вновь чуть не ударился в отчаяние и свое горе. Но тело именно сейчас сказало – или ты ищешь еду и кров или вырубишься в течение часа, а ночью тебя беззащитного слопает какое-то дикое животное. Пока драконом я еще не стал, нужно было понимать, что в этих невиданных мной прежде землях могут водиться существа опасные для человека, особенно для исхудавшего, изможденного и слабого человека.

Итак, поесть пока я не могу, значит нужно хотя бы попытаться согреться. Только как? С ног меня валила усталость, но уснуть не давал холод, пробирающий до костей. Возможно, было около пяти-шести градусов, но я был готов поклясться, что на землю вот-вот упадет мороз. Потирая ладонями плечи, я озирался в темноте вокруг и отчетливо понимал, что рискую не только остаться замерзшим и голодным, но еще и стать добычей диких животных. Мне то и дело чудились странные жуткие звуки, похожие на рычание хищника. Хотя, что здесь может обитать страшнее, чем Драконы?

Сказать по правде, драконы не вызывали во мне больше того животного страха после всего, что я перенес и после того, как я познакомился с некоторыми из них. Лучше быть убитым в схватке с драконом, чем самому стать драконом!

Внезапно, я насторожился и вроде бы увидал мерцающий вдали свет, метрах в пятистах от меня. Я настроил зрение и убедился, что этот свет – костер, который кто-то разжег в ночи. Определенно, это были люди! Я вскочил, силы волшебным образом вернулись ко мне, и радостно побежал навстречу того костра, отчаянно молясь, чтобы это был не мираж. Люди должны мне помочь! Должны! Сейчас я был готов на все, лишь бы иметь возможность увидеть хоть кого-то, любого человека и рассказать ему, поведать о своих пережитых горестях. Сказать в какую беду я угодил…

Но за сорок метров до цели я остановился, и меня прошибла мысль, что люди могут не только мне не помочь, но и доставить новых бед. От страха человек способен на многое, а я не мог скрыть свою странную, покрытую мелкими, голубовато-белыми чешуйками кожу… и в темноте это было заметнее в разы, чешуйки отражали свет подобно воде.

Я уронил голову на грудь, медленно опустился на землю и в отчаянии смотрел на костер издали, завидуя людям, которые грелись у этого костра, ели и пили, общались и не имели понятия, что рядом сижу я – самое одинокое и несчастное существо в Мире, которого несправедливо покарало небо. Может, прошло минут десять, но мои страдания не остались незамеченными, от костра отделилась одна невысокая фигура и начала двигаться строго в моем направлении. Я замер. Когда неизвестная путница подошла ко мне, то я, не поднимаясь со своего места, смотрел на подошедшую ко мне девочку лет двенадцати, лица которой рассмотреть было невозможно из-ща капюшона, наброшенном на ее голову. Она постояла около меня немного, а затем молча протянула мне кусок шерстяной ткани. Осторожно взяв его, я понял, что это был плащ с капюшоном. Практически такой, как на ней.

Мне не нужно было больше намеков, я одел его и горячо поблагодарил дарительницу, сразу же ощутив, как мне становится теплее. Она ничего не ответила и так же молча взяла меня за руку и повела к костру. Я не особо сопротивлялся, ведь в меня вселилась надежда, что я встретил добрых людей.

У костра разместилось кроме упомянутой молчаливой девочки еще пятеро человек. Старец с длинной седой бородой, он сидел с опущенной головой, над которой навис капюшон и курил трубку. Рядом с ним по бокам находились двое мужчин: молодой, крупный и мускулистый, лет тридцати, с черной бородой, он вытачивал ножом лошадку из деревянного бруска, и постарше, щуплый и высушенный, ему было около пятидесяти, он молча сидел и смотрел в костер и вид его был немного грустным, как мне показалось. Тут же сидела женщина не моложе тридцати пяти, рыжий ее волос отражал пламя костра, и у ее ног примостился мальчик, которому на вид было не больше шести, хотя я мог и ошибаться.

Когда я появился, то именно мальчик с любопытством уставился на меня. Остальные в этой чудной компании словно не заметили моего появления. Поэтому, постояв в нерешительности немного, я опустился рядом с ними и тоже не произнес пока ни слова. Встретившись взглядом с мальчиком, я ему улыбнулся, а затем словил на себе взгляд его матери. Она очень спокойно на меня посмотрела и кивнула, а затем протянула мне кусок хлеба с сыром и мех с квасом. Конечно же, я не стал отказываться! Поблагодарив, я с энтузиазмом принялся за предложенную мне еду. Никогда еще хлеб не казался мне таким вкусным! Я даже не задумывался над тем как выгляжу, я насыщал голод подобно дикому животному, в которого, собственно и превращался.



AuroraBorealis

Отредактировано: 18.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться