Я – другой 2

Размер шрифта: - +

Глава 7

– Не торопись! Ты слишком быстро переключаешься между машинами. Сформулируй четкую задачу для одной и только потом переходи на управление другой.

Видеть Шеня в роли терпеливого наставника было очень необычно. Злобного близнеца-владетеля было легче представить в виде палача с милой улыбкой дробящего кости. Однако Шень не только взялся объяснить Ласке тонкости мастерства управления дронами, но и предоставил для практических занятий три своих штурмовика.

Гвоздь с содроганием смотрел, как девушка пытается посадить сразу три самолета. И как один едва не задел крылом другой. Интересно, если девушка угробит сейчас крылатую машину, Шершень ей счет выставит? Ведь сам предложил ей потренироваться и не мог не знать, что это сопряжено с финансовыми рисками.

Ласка справилась, хоть с ее лба и катил градом пол. Один за другим самолеты касались грунта и замирали. Потрескивание остывающего металла турбин заглушили хлопки в ладоши.

– Браво! – похвалил ученицу своего брата Шер, – у тебя врожденный талант!

Гвоздь тоже хлопнул пару раз в ладоши, но больше для вида, чем из-за горячего желания поддержать Ласку. Прошло уже больше недели, после того как парни владетеля переехали жить к ним на базу. Прошел и сумбур от переезда и от шумного расселения гвардейцев по казармам. Транспортные «Бегемоты» загерметизировали и притопив, спрятали в ближайшей речке. За исключением одного, который отправился за заначками сверженного диктатора. Гвоздь с Шершнем договорились, что Платиновые Черепа перекантуются на базе два месяца. Людей Шершня обеспечат припасами, в обмен на помощь в обороне центра случись какая заваруха.

После того, как переполох немного улегся, люди начали заниматься своим любимым занятием – обживаться, устраиваться на новом месте и пускать корни. Только Гвоздь, как закореневший бродяга и перекати-поле не находил себе места. Даже авантюристка Ласка и та, казалось, устала от вечных приключений и выходила из базы только для тренировок с Шершнем. На все разговоры о том, что им пора выдвигаться в Питер-Ленин, она клятвенно обещала подумать об этом завтра. «Завтра» длилось уже неделю.

Убедившись, что девушка пока покидать центр не намерена, Гвоздь направился на поиски инженера. Отыскал он его там, где и ожидал – в производственном цехе. Рома, открыв его для себя, перехотел быть спасителем человечества и пропадал там сутками.

– Кадет, вставай, обед пропустишь! – Гвоздев застал инженера, склонившимся над управляющим терминалом одного из трех конвейеров.

– Да фиг с ним, с этим обедом! Гвоздь тут такое! – поднял на Гвоздя мутные и краснющие глаза Рома. Инженер взял лежащую рядом на столике ампулу с мутью и приложил ее к шее, – от нагрузок расход мути в два раза вырос. Хорошо, что нас Мефодий снабжает.

– Выйди на свежий воздух, прогуляйся. Потом завались спать на сутки, – посоветовал Гвоздь, глядя на нежно-зеленый цвет лица инженера.

– Да какой прогуляйся! Смотри! – пальцы Ромы пробежались по сенсорному монитору.

Конвейер не сдвинулся ни на миллиметр. Подвешенные над ним манипуляторы и стоящие рядом станки тоже не ожили.

–  Дааа, красивые звуки тишины, – прислушался Гвоздь к мертвой технике, – ну все, послушали и…

Раздалось громкое шипение, заставившее Гвоздя замолкнуть на полуслове. В дальней стене открылась полукруглая ниша, из которой повалил туман из быстро испаряющегося азота. В белом мареве замелькали какие-то фигуры, и Гвоздь сильно пожалел, что оставил «Катюшу» в одиночестве в своем кубрике.

– Рома! Это кто?! – взгляд Гвоздя заметался по мастерской в поисках какого-нибудь оружия.

– Не кто, а что. Представляю вашему вниманию антроморфов! – как заправский конферансье объявил Рома.

Гвоздь напряг зрение. Как жаль, что новым глазам было очень далеко до протезов от Кейташи. Он смог разглядеть фигуры лишь когда они подошли ближе. Ростом под два метра и выглядели точь-в-точь как люди. Только люди без кожи с выставленными напоказ мышцами и сухожилиями. Даже не смотря на то, что фигуры были не красными, а светло-фиолетовыми и с их тел не стекала ведрами кровь на пол, впечатление они производили неприятное. Но больше всего Гвоздеву не понравились глаза – черные, лишенные зрачка и радужки. Точно такими и он не так давно смотрел на мир. Видимо Кейташи не стал заморачиваться и установил в антроморфов старую проверенную модель глазных протезов.

Фигуры безмолвно построились возле конвейерной ленты и застыли.

– Это манекены? Одежду на них будем подгонять?

– Это невероятная технология! Сейчас покажу, – Рома вскочил со своего места и начал натягивать на себя тончайшую сетку усыпанную белыми светящимися горошинами.

– Рома, для маскарада ты выбрал не совсем удачное время…

Инженер как раз закончил облачение, поднял руки вверх и хлопнул в ладоши. Через секунду за ним повторили этот жест все антроморфы. Стены отразили эхо от дружного хлопка. Рома поглядел на Гвоздева с видом победителя.

– Ааа, да тут у нас кукольный театр, а никакой не маскарад! – догадался Гвоздь.

– Тут у нас серьезные производственные мощности, – обиделся Рома, – на этой сетке установлена прорва датчиков. Антроморфы могут повторять мои движения с точностью до микрона.

Видя, что Гвоздь не трясется в экстазе, Рома порылся в кармане и передал Гвоздеву две пули-дротика для «Катюши».

– Вот. Один сделал я. Другой, антроморф, который запомнил и скопировал мои действия. Причем он не просто тупо запоминает, а анализирует и улучшает производственный процесс.

– А почему сразу не запрограммировать все эти станки возле конвейера? – Гвоздев оставил дротики себе. Его винтовка съедала их пачками и лишними они точно не будут.



Денис Деев

Отредактировано: 25.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться