Я – другой 3

Размер шрифта: - +

Глава 6

До пролома Гвоздев бежал под усилением. Марафон по открытому простреливаемому пространству каждую секунду мог обернуться ранением или даже смертью, поэтому Гвоздев эти секунды старался сократить. Разогнался он так, что буквально влепился грудью в кирпичную стену. Многострадальная кираса «Бехтереца» застонала, но удар смягчила. Гвоздь заглянул в пробитую взрывом дыру. Дым, пыль, неясные очертания мечущихся людей. Самая та обстановочка, чтобы вволю поработать  Клинками Ярости. К пролому подбежали еще несколько Обезьян, и по кивку Гвоздя вся их группа бросилась внутрь.

«Поехали!» – снова наполнил Гвоздь свои мышцы бурлящей силой и в один прыжок оказался внутри храма. Десяток Арбитров засели за импровизированными укрытиями из перевернутых алтарей и куч храмовой утвари. Положение защитников храма было очень шатким, нападавшие расстреливали их с трех сторон. Шары плазмы перемежались с разрядами лазера настолько густо, что получить случайное попадание было проще, чем под проливным ливнем вымокнуть. Участвовать в перестрелке Гвоздев не стал, он как гигантский кузнечик высоко подпрыгнул и ухватился за потолочные балки. В пылу сражения его трюк никто не заметил.

Быстро перебирая руками, Гвоздев добрался до вражеской баррикады и рухнул на головы Арбитров, как гнев божий. В спину не бить? Оставьте этот благородный девиз для показательных боев на ринге! В настоящем побоище надо всегда оказываться там, где противник меньше всего ожидает тебя увидеть. Клинки Гвоздева засветились зеленым, и он с огромным удовлетворением всадил их в щель под шлемы стоящей к нему спиной пары Арбитров. Клинки вошли с легким сопротивлением, как в мокрую глину. Оба Арбитра затрепыхались и затихли. Будь ты хоть сто раз биороботом, отделение головы от шеи здоровья никому не прибавляет. Соседний Арбитр, заметив, как скоропостижно скончались его соратники, начал было разворачиваться и… тут же остался без правой руки. А нечего винтовку вскидывать! Это на психику раздражающе действует!

Добив инвалида двумя ударами в грудь, Гвоздев крутанулся на месте, полоснув по ногам еще одного защитника храма. Скользящий удар плазменными клинками, который однозначно лишил бы нормального человека конечностей, лишь заставил Арбитра припасть на одно колено. Но Гвоздю было достаточно и этого, резким движением снизу вверх он развалил шлем противника от подбородка до лба. Вместе с головой.

Отстреливающиеся из-за баррикады Арбитры почувствовали, что что-то идет не так. Как-то неуютно стало в их рядах. Десяток оставшихся серых развернулись и набросились на него. Гвоздев вертелся как рассерженный барсук, попавший в логово волков. Он разил окутанными зеленым свечением клинками направо и налево, щедро раздавал пинки бронированными ботинки. Если бы мог, он и зубами бы грыз серую броню.

Тридцать секунд. В бою вроде бы целая вечность, за которую ты можешь укокошить всех своих противников или погибнуть сам. Но Гвоздь заметил, что клинки исчерпали заряд, только когда правый клинок беспомощно царапнул по нагруднику противника. Расплата наступила незамедлительно, заблокировав удар, Арбитр выстрелил в Гвоздева практически в упор из плазменного пистолета. Гвоздь почувствовал, как у него в прямом смысле закипают кишки и согнулся пополам.

«Хорошо повоевал» – пронеслось у Гвоздева в голове, – «жаль только, что недолго». Зарычав и используя последние крохи сил, Гвоздь поднялся, ожидая добивающего выстрела в голову.

– Сдохните твари! – свалилась откуда сверху Ласка и тут же начала поливать огнем все вокруг из своих пистолетов-пулеметов. Да так активно, что Гвоздю пришлось снова упасть на пол, чтобы не быть подстреленным не в меру развоевавшейся девушкой.

Дымящиеся гильзы из оружия девушки сыпались на пол ливнем и так же щедро валились на пол и враги. Отвлекшись на Гвоздя и свалившуюся с потолка непослушную валькирию, Арбитры перестали защищать периметр, и Летающие Обезьяны косили их пачками. Гвоздь, даже будучи раненным, внес свою лепту в общую победу. Он ухватил за ногу подскочившего Арбитра и от всей души угостил его электрическим разрядом. Тот затрясся мелкой дрожью и его сразили сразу несколько лазерных лучей. Накал битвы сразу сошел на нет – враги в большом молельном зале были все мертвы.

– Фу, как это мерзко выглядит, – Ласка перевернула Гвоздева на спину и бегло осмотрела его рану, – у тебя пластины брони вместе с пузом сплавились.

– А самое отвратительное, что я ног не чувствую, – дополнил диагноз Гвоздев, – кажись, отпрыгался я.

– Дай я посмотрю, – отодвинул Ласку непонятно откуда взявшийся Ли. Белый вычурный доспех старика украшали свежие царапины и ожоги. Предводитель Летающих Обезъян явно не отсиживался на спинами своих ребят, – выглядит очень плохо. Но ты гемп, ты должен поправиться. Не переживай, у нас хороший госпиталь…

– До больнички еще дожить надо. И Арбитров додавить, – возразил Гвоздь.

– Основное сопротивление мы сломили, благодаря твоему подвигу и сумасшедшей выходки твоей напарницы. Отдыхайте, мы доделаем остальное, – по знаку Ли возле них остались двое Летающих Обезьян. Остальные же устремились вглубь храма.

Заботливо, как младенца, Гвоздев перенесли на найденную тут же шкуру, и один из оставленных телохранителей залил его рану белой липкой пеной. В поражении плазмой были свои плюсы, несмотря на обширность раны, кровь из нее не хлестала. Огромная температура прижигала поврежденные артерии и вены.

– Гвоздик, – прикладывая флягу к губам Гвоздева, прошептала Ласка, – ты потерпи чуть-чуть. Не умирай, ладно?

– Не знаю, – ответил тот, сделав несколько больших глотков. Шок проходил, уступая место адовой боли, хотелось и впрямь умереть, лишь бы не ощущать, как пламя гложет твои внутренности, – как получится.



Денис Деев

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться