Я – другой 3

Размер шрифта: - +

Глава 8

Как Гвоздь себя не готовил к зрелищу пыток, но увиденное было для него полным откровением. Навигатор его вывел не в тюремную камеру, а в помещение, больше похожее на операционную. Здесь их с Лаской встретил Ли с парой медиков и здоровым полуголым китайцем, лежавшим на кушетке.

– Привет! А пленник где? Еще не привели? – обведя взглядом комнату и не найдя Люмина, спросил Гвоздь.

– Да нет, он уже здесь, – Ли жестом указал на небольшой стеклянный сосуд возле кушетки.

Гвоздь вгляделся. В круглом аквариуме плавал мозг. Человеческий. С кучей подключенных к нему проводов.

– Да ну нафиг, – к горлу Гвоздева подкатила тошнота.

– Миленько как. И чистенько. А я думала, мы по колено в крови стоять будем, – восхитилась девушка.

– Сломить сопротивление Люмина с помощью физического воздействия тяжело. В его мозгах стоит много блокировок. Удобнее работать напрямую с носителем информации. Можете приступать, – кивнул Ли медикам и те засуетились, подключая электроды к голове лежащего на кушетке мужчины.

– Мы создаем для мозга Люмина череду виртуальных реальностей, в которых наш оператор становится для него отцом, начальником, лучшим другом. Или возлюбленной, – продолжил пояснять смысл процедуры Ли.

– Возлюбленной?! – не понял Гвоздь.

– Да. Наш оператор – профессионал, – гордо заявил Ли, – он одновременно и замечательный технарь и отличный психолог, умеющий принимать разные образы и филигранно играть на чувствах допрашиваемого.

Гвоздю стало совсем нехорошо. Ласка же наоборот следила за происходящим с неподдельным интересом.

– Оператор готов, – доложились техники.

– Начинаем погружение, – скомандовал Ли.

– Можно, когда у них дело до влюбленности дойдет, я выйду? – попросил Гвоздь.

– Виртуальная матрица уже создана и допрос начат. Время в матрице течет гораздо быстрее. Сначала оператор начнет воздействие с глубинных воспоминаний из детства. Преобразится, к примеру, в дедушку.

– Или бабушку, – без энтузиазма добавил Гвоздев.

– Да возможен и такой вариант, – не поняв иронии, согласился Ли.

Наклонившись над оператором, Гвоздь увидел, как быстро метались его глазные яблоки под закрытыми веками. Пальцы его рук трепетали, как будто он наигрывал сюиту на фортепиано.

– Вы можете присоединиться к допросу, – Ли указал на пустую кушетку с комплектом электродов у изголовья, – так вы поможете оператору. Ведь только вы лично знакомы с Люмином и…

– Я воздержусь.

– А я с удовольствием присоединюсь! – Ласка села на кушетку и взяли в руки пучок электродов, – как их подключать-то?

По знаку Ли один из медиков прикрепил электроды на голову девушки. Ласка легла на кушетку и закрыла глаза. Минут через десять Гвоздев начал откровенно скучать. Допрос не отличался насыщенностью событиями. Медики таращились в мониторы, Ли расхаживал  за их спинами, изредка задавая вопросы, смысл которых от Гвоздева ускользал.

– Ли, что там с броней? Когда можно будет…

Гвоздев оборвался на полуслове. Лежащий на кушетке оператор вдруг выгнулся дугой, да так, что у него позвоночник захрустел.

– Это он что, перевоплощается так?! В бабушку?

Одновременно с возгласом Гвоздева, медицинский монитор окрасился в красные тона.

– Что?!

– Мнемоническая защита. Очень высокий уровень! – ответил на вопрос Ли один из медиков.

– У оператора растет давление! Участился пульс! Отказ нейромода! – вторил ему другой.

По телу оператора прошла волна судорог, и он начал молотить затылком о кушетку.

– Стабилизируйте его!

– Не получается!

– Тогда отключайте, быстро!

На губах оператора выступила розовая пена. Гвоздев заметил, что и Ласка вдруг дернулась, лицо девушки стало белым как снег. Не дожидаясь, что ее заколбасит так же как и оператора, Гвоздев подскочил к ней и выбросил клинок на правой руке.

– Стооой! – заорал Ли, но Гвоздь его не слушал. Повинуясь инстинктивному порыву, он одним ударом рассек жгут проводов, идущий к электродам на голове у девушки. Начинавшиеся судороги прекратились и девушка обмякла.

Дела у оператора обстояли гораздо хуже, он открыл рот и издал вопль, наполненной такой мукой, что Гвоздю захотелось его пристрелить и избавить от боли. Но этого не потребовалось, из-под век бедолаги фонтанами брызнула кровь, и он затих без движения. Гвоздев положил руку на шею Ласки – девушке повезло, пуль прощупывался. Хотя насколько ей сильно повезло, судить было еще рано. Может долбанная защита выжгла ей мозги и всю оставшуюся жизнь Ласка будет облакам улыбаться. Ли же метнулся к плавающему в луже крови оператору. Удивительно, но тот слегка шевельнулся, кадык задергался на его шее, и он разомкнул губы.

– Это… это… Мадагаска… – с трудом прохрипел он и замолк.

– Реаниматоров сюда, срочно! – Ли залез на кушетку и начал делать непрямой массаж сердца оператору.

– Две бригады, – напомнил ему о второй пострадавшей Гвоздь.

Колба с мозгом Люмина заполнилась серой мутью, ткани распадались прямо на глазах. Несколько секунд и в сосуде остался лишь мутный осадок на дне. Допрашивать больше было некого.

Реанимационная бригада налетела как вихрь,  беспардонно оттолкнув Гвоздева от Ласки. Склонившийся над оператором медик покачал головой и накрыл его тело шуршащей пластиковой простыней.

– С девушкой что?! – спросил Гвоздев у колдовавшей над Лаской невысокой китаянки. Кисти рук доктора поблескивали хромированной  сталью, от сильно увеличенных подушечек пальцев исходило мягкое синеватое свечение. 



Денис Деев

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться