Я – другой 3

Размер шрифта: - +

Глава 12

На стрельбище энтузиазм Гвоздева несколько угас. Как только ему принесли туда винтовку, он схватил ее в руки и, дождавшись сообщения, что можно приступать к выполнению калибровки, принялся палить по мишеням, ориентируясь на визуализированное перед ним перекрестье прицела. Стоило ему навести прицел на мишень и ЗАХОТЕТЬ, чтобы та стала ближе, ИИ брони услужливо увеличил изображение цели.

– Уххх, постреляем! – довольный Гвоздь выдал короткую очередь, ожидая, что дротики из «Катюши» вырежут идеальную дыру прямо в центре мишени.

– Выше и правее ушло, – сообщил о результатах стрельб Ли. Глазные импланты сотого уровня позволяли моложавому старику заметить фонтанчики пыли от попавших в склон холма дротиков.

– Выше чего? – удивился Гвоздь, не видя на цели ни единого попадания.

– Выше и правее щита.

– Как? Я даже по щиту не попал?! – разочарование Гвоздя не имело границ. Ладно бы пристрелочная очередь вся ушла в молоко. Но на ста метрах даже в щит не попасть из «Катюши», винтовки с идеальной баллистикой… – мне что, для того чтобы нормально стрелять из брони вылезать надо? Пострелял и сигай обратно?

– Андрей, для того, чтобы достичь полной гармонии с костюмом, тебе нужны тренировки и упорство.

– Ладно, упремся. Эй, как тебя там… Гнев Полуденного Солнца… стоп, а имечко тебе можно поменять?

– Да. Но обращаться ко мне по имени каждый раз нет необходимости, я через импульсы мозга распознаю, что пользователь отправляет мне запрос.

– Ага, только у нас с тобой совместимость пока неважнецкая. Так что налаживания коммуникаций тебе нужен позывной. Полуденное солнце говоришь? Тогда – Гелиос. Хотя блин нет. Был у меня лейтенант с таким пафосным позывным. Плохо кончил, из огнемета поджарили, представляешь, какая ирония? Что у нас там еще солнечное есть? А – Ра! И коротко и звучно! Хочешь быть Ра?

– Данный набор звуков подходит для обращения ко мне, – своеобразно согласился с предложением Гвоздева ИИ.

– Блин, одна проблема, ты – дама, – в голове Гвоздева возник диссонанс между грозным образом египетского бога и женским голосом доспеха, – голос ты можешь поменять?

– И тембр голоса и используемый словарный запас меняется в меню аудиопрофиля.

– Тогда показывай варианты этих самых профилей, – обрадовался Гвоздь и перед его глазами появилось меню, управлять навигацией в котором Гвоздь мог всего лишь движением глаз.

– Андрей? Ты чего застыл? – обеспокоенный тем, что его ученик минут десять простоял без движения, Ли деликатно постучал по бронированному нагруднику, – у тебя все хорошо?

– Лучше не бывает! – отрапортовал тот, – у меня тут друг и новый наставник завелся.

– Какой еще друг? – не понял Ли.

– А, потом вас познакомлю поближе. Выработаете стратегию, как гонять меня дальше. О! Все мне пора. Меня тут  долг зовет, – сказал Гвоздь и отключил внешние динамики.

– Куда целишь, кур-р-р-ва! – ревел бас внутри брони, – Родина патронов тебе для чего отсыпала? В небо палить?! Салюты устраивать?! Три градуса левее, дери тебя в душу!

Передумал Гвоздь своего бестелесного спутника в египетского бога переименовывать. Посчитал, что раз ему теперь с ИИ придется общаться чуть ли не сутки напролет, то в беседе нужна душевность. А в обучении – эффективность. Поэтому искусственный интеллект получил звучное имя «Палыч» в честь старшины, который Гвоздя в свое время гонял. Ну и голос командно-строевой. И очень доходчивый.

– Поехали по новой! Три очереди по три патрона! И глаза перед стрельбой разуй, ворошиловский стрелок!

Гвоздь на сто процентов был убежден, что к программированию этого аудиопрофиля приложил руку кто-то из его соотечественников. Ну не могут китайцы, даже используя сверхмощные компьютеры, сымитировать рычащие нотки, слыша которые сразу хочется упасть и отжаться.

С Палычем дело пошло и веселее и  продуктивнее. Пробоины от дротиков упорно ползли к центру мишени. Доспех совмещал прицел винтовки, учитывал положение держащих ее рук, отслеживал направление ствола и все лучше и лучше калибровал огонь.

– Ли, можно запускать движущиеся мишени, – обратился Гвоздь к китайцу после серии, в которой он выбил десять из десяти, – со стационарными мы уже освоились.

По команде Ли в воздух взмыли простенькие дроны. Гвоздев сшиб их с первого раза одиночным огнем.

– Давай сразу десять целей. И скорости им добавь, пусть носятся как угорелые, – решил усложнить себе задачу Гвоздь.

Вокруг Гвоздя завертелись сразу десять миниатюрных квадрокоптеров.

– Скорешились мы с тобой уже на пять процентов, – сообщил Палыч, – вражины помечены, могу открыть автоогонь.

«А это как?», – подумал Гвоздев, – «не попробуешь, как поймешь?».

– Давай, жги старшина!

Руки Гвоздева вдруг зажили своей жизнью. ИИ брони сам наводил винтовку, сам давил на спуск. Обломки дронов полетели на стрельбище.

– Четыре из десяти. И это при том, что «скорешились» мы только на пять процентов. А ведь неплохо! – оценил Гвоздев работу автоматики, – ну что, Палыч, на сегодня закончим? Меня как будто по голове подушками три часа подряд били, все вокруг как в вате.

– Это нормально, сынок, – внезапно подобревшим голосом произнес ИИ, – это все последствия интеграции. Отоспись хорошо, завтра продолжим.

– Ну как? – спросил Ли у буквально вывалившегося из брони Гвоздева.

– Фантастика, – честно ответил тот, – правда, вымотался я дальше некуда. Голова гудит.



Денис Деев

Отредактировано: 05.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться