Я – другой 5

Размер шрифта: - +

Глава 3

– Ты шутишь? – Рома недоверчиво смотрел на приближающийся на обзорном экране спутник Юпитера – обледенелую Европу.

На мостике находилась вся честная компания супергероев прошлого вместе с Климом.

– Ни капельки, – веселилась Ласка.

– На поверхности Европы вас бы точно вычислили, – Клим разделял сомнения Ромы, – ВКФ здесь бывает редко, но облет и разведка пространства с помощью автоматических станций осуществляется регулярно. Мы не можем допустить, чтобы в нашей системе обосновались Слуги криссов.

– Мы уже давно просчитали эту вашу регулярность. И стараемся не попасть под облет дронов. Это инопланетникам ВКФ сложно понять, а мы же люди.

Ледяной панцирь спутника имел легкий песочный оттенок, а глубокие, разбегающиеся по поверхности трещины были светло-коричневыми. Если с орбиты разломы смотрелись трещинками на скорлупе, то когда корабли пиратов спустились ниже, стало видно, что в ширину они имели несколько километров. В одну такую трещину и спускалась небольшая флотилия пиратов. Клим с тревогой наблюдал, как по мере спуска сближались стены каньона, недобро поблескивая острыми ледяными выступами. Они летели на флагмане флибов – добывающей станции переделанной в носитель. Крупный корабль с трудом помещался в сужающемся разломе и  Клим мысленно поаплодировал своему коллеге, ведущему корабль – надо было обладать неоспоримыми талантами, чтобы не влепиться в лед.

– Так вы скрываетесь в разломах! – догадался Рома, а до Клима дошло, почему у капитанши флибов такой мерзкий характер. Попробуй, поживи среди лютого холода и мрака, куда никогда не заглядывают лучи Солнца, и у тебя вместе с характером и пищеварение испортится.

– Неа, – Ласке явно нравилось удивлять своих старых друзей, – еще глубже.

– Глубже?

– Ага. Приготовить носовые орудия, – обратилась девушка к пилоту своего флагмана, лежавшему в ложементе на капитанском мостике.

«Куда эта сумасшедшая собралась стрелять?!» – подумал Клим. Мощные прожекторы высветили застывшее озерцо на дне каньона. Его поверхность в синеватом искусственном свете больше напоминала сталь, чем лед. Никаких целей на дне разлома Клим не заметил.

– Орудия готовы.

– Пли! – скомандовала девушка.

Из двух толстых орудий-труб на носу корабля вылетело два оранжевых шара плазмы. Когда они достигли озера, лед мгновенно вскипел, выбрасывая вверх паровые гейзеры. Обзорный экран закрыла пелена тумана.

– Еще пара залпов и вниз, – сообщила своим, любующимся необычным зрелищем попутчикам, Ласка.

– Куда вниз?! – Клим не представлял, как можно вести корабль в условиях такой видимости. Плотное паровое облако искажало даже показания радаров.

– На самое дно! – закричала девушка, и Клим почувствовал как дрогнул опускающийся вниз корабль, – надевайте акваланги, мальчики!

Девушка не шутила. Через пару секунд Клим почувствовал легкий толчок, и корабль оказался погруженным темную, будто свинцовую, воду. Нижняя поверхность льда поросла длинными, грязно-серыми нитями, среди которых сновали аморфные призраки, искрящиеся легкими голубоватыми вспышками.

– Подледные медузы! – восхитился Рома.

– Ага, местные аборигены. Пользы от них никакой, но и вреда впрочем тоже.

– Так вы прячетесь в подледном океане Европы! Но как вы смогли незаметно здесь инфраструктуру выстроить? – Клим осознавал, что  для космических кораблей и вакуум и вода могут быть родными стихиями. В конце концов, для существования в обеих этих средах важен один и тот же параметр корпуса – герметичность. Но как флибы смогли построить колонию в таких  жестких  условиях, не привлекая к себе внимания? Возведение куполов на Марсе потребовало усилий всей экономики Земли, а откуда всеми презираемые разбойники столько ресурсов бы взяли?

– Я же говорила – нам Пабло сильно помог.

– Он к вам строителей отправил и материалы? Как он мог сделать это незаметно? – у Джо тоже не укладывалось в голове, что столь масштабную стройку можно было провернуть так, чтобы не попасть под пристальное внимание ВКФ.

– Увидите, – Ласка решила тянуть интригу до конца.

 Видимость в подледном океане Европы была не очень. В воде парила взвесь из поднимающихся со дна мелких пузырьков. Но то, что высветили прожекторы кораблей минут через двадцать плавания, не заметить было невозможно.

– Что это за… – потрясенно вымолвил Клим, увидев размытые очертания громадного объекта. Явно искусственного, на его корпусе светились то ли прожекторы, то ли иллюминаторы.

– Это же «Ковчег»! «Ковчег»! Вы видите?! – кто как не Рома должен был узнать в темном пятне обводы колонизационного судна-гиганта. За чертежами по его перевооружению он провел много бессонных ночей.

– Пабло заслал тебе «Ковчег»?!

– Да. Списал и отправил на слом. Сразу после того, как первые настоящие корабли были запущены в серию.

– Он летает? – Клим впервые видел этого мастодонта. В академии говорили, что это был первый боевой корабль земного флота. Правда, пальнул он в свое время первый раз по латха, поэтому его доблестный путь особо подробно не изучали.

– Еще как! Полностью на ходу, мы его к тому же серьезно модифицировали. А бабахает как! Любо дорого посмотреть!

– На нем же рельсотроны с какого-то морского корабля? – наморщив лоб спросил Клим.

– С «Лиса» же! – почти хором ответили ожившие герои былин.

– Они, конечно, немного устарели. Но полуторатонные болванки до сих пор являются весомым аргументом в споре, мы тут расчет провели – силовое поле кораблей латха не выдержит и одного попадания. Но и с рельсотронами мы тоже поработали, повысили скорость снарядов и сделали их полет ограничено-управляемым.



Денис Деев

Отредактировано: 17.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться