Я – другой

Размер шрифта: - +

Глава 16

– Один застрял!

– Тяни сильнее!

– Мы его так пополам порвем.

– А твоя какая печаль? Дергай!

Гвоздь пришел в себя от того, что его кто-то тянул за обе ноги, да так сильно, что хребет отчетливо поскрипывал.

– Мужик, ты чего? – поинтересовался Гвоздев, открыв глаза и увидев мужчину в бордовой форме, который в руках держал обе его горячо любимые ноги.

– Жизнь тебе спасаю, вот чего! – хмуро буркнул мужик.

Из-за специфики его положения, мир перед глазами Гвоздя был перевернут с ног на голову. Но он все-таки умудрился разглядеть оранжевого великана, похожего на смесь человекоподобного экскаватора и погрузчика. На плечах машины сверкали красные мигалки, а ее огромные механические клешни с легкостью ворошили бетонные обломки и каменное крошево. Гвоздь чувствительно лягнул тащившего его мужика.

– Слышь, вы лучше поисками займитесь! Рядом со мной еще двое должны быть.

– Ах ты ж вошь прыткая! – мужик разозлился, раскрутил Гвоздя и швырнул его на землю.

Проехавшись по пыли, Гвоздь приподнялся на локтях, сплюнул и уже хотел научить вспыльчивого спасателя как надо обращаться со спасаемыми, но увидел сидящих возле себя Ласку и Рому. Серых, припорошенных пылью, побитых и жалких.  

– Вы как? В порядке? – окрикнул «воробушков» Гвоздев.

– Не совсем, – проскрипела Ласка.

Вот черт! Гвоздев разглядел на спинах своих товарищей цепи, которые блокировали моторику. Но только он потянулся, чтобы сдернуть блокиратор со спины девушки, ему в лицо уперся ствол.

 – Куда?! А ну сидеть! – остановил Гвоздя окрик еще одного солдата в бордовом.

Гвоздь окинул взглядом бойца – здоровый бугай со здоровой пушкой в руках. Да и брони на нем, как на танке. Прозрачную шлем-сферу, полностью прикрывающую лицо и голову солдата, голой рукой не прошибешь. Да и за спиной у него стояли и внимательно прислушивались к разговору еще как минимум десять приятелей.

– Командир, там на них эти штуки висят. Надо бы снять, – примирительно сказал Гвоздь.

– Снимем, когда разберемся, кто вы такие и зачем на вас нейроблокираторы нацепили. А сейчас поднимайтесь, идем на фильтрацию, – конвоир нетерпеливо качнул стволом, подгоняя Гвоздя.

– Погоди, служивый. Что такое фильтрация и зачем нам туда идти?

– Можете никуда не ходить…

– Спасибо!

– …тогда я просто пристрелю вас на месте. Мне же лучше – возни меньше, – слегка зевнув, закончил свою фразу солдат.

– Мы с радостью прогуляемся до этой самой фильтрации! А  ну ребята – подъем! Видите, нас очень настойчиво приглашают,  – Гвоздев помог встать на ноги Роме и Ласке.

Громовая Кузня и так не отличалась архитектурной изысканностью, а сейчас город выглядел как после бомбежки. Хотя почему «как» – Кузню и в самом деле нехило так пробомбили. От школы, во дворике которой ремонтировали «Полканов», вообще остался сплошной лунный пейзаж и кратеры. При взгляде на оплавленные куски фундамента в голову лезли мысли о ядерном ударе, но встроенный в чип Гвоздева дозиметр панику насчет радиоактивного заражения не поднимал.

Здания, которым повезло меньше, чем школе, горели, выбрасывая в ночное небо снопы искр. В наступившей темноте кто-то за кем-то гнался, кто-то от кого-то убегал. Гвоздь видел как с пятого этажа на улицу вышвырнули помятого солдата в форме Бродяг Призраков. Упавшего человека мигом подняла на ноги и поставила к стенке тройка бойцов в бордовом. Грянул залп, Бродяга мешком съехал по стене. И едва его тело коснулось земли, его тут же принялись потрошить палачи. Лут это свято! Ни один кусок, ни один мод поверженного врага не должен пропасть даром! Гвоздь себя мысленно похвалил за решение не закусываться с бордовыми. Эти дядьки, внезапно появившиеся в городе, оказались суперсуровыми.

Конвой вывел их на площадь, заполненную народом до отказа. Причем большинство этого народа стояло на коленях, убрав руки за голову. В оцеплении мелькали как знакомые солдаты в бордовой форме, так и мехи, высотой как минимум в два «Полкана», с грубыми коробчатыми кабинами и на гусеничном ходу. Чтобы окончательно сломить любое желание к сопротивлению над площадью реяли сразу три штурмовика, моментально переводя стволы турелей в ту сторону, где начиналось оживленное движение.

На другой стороне площади Гвоздь увидел скульптурную композицию, несколько фигур с допотопным оружием в руках  и мужик на постаменте. Правда, от мужика остались только ноги, верхнюю часть статуи снесло при артиллерийском обстреле. Вокруг постамента собралась целая комиссия бордовых. К ней конвейерным способом таскали пленных горожан. Кого из них сразу там же «пускали на моды», кого под конвоем уводили с площади. И в эту гигантскую мясорубку предстояло попасть и Гвоздю с друзьями.

– Это кто? – спросил офицер из оцепления конвоиров.

– Из-под завалов достали. С нейроблокираторами на спинах, – отрапортовал тот.

Офицер скривился.

– Уголовники значит. Тащите их сразу к жандармам. Мы тут более серьезных людей окучиваем.

В это время к пьедесталу потащили мужчину в золотых парчовых одеждах.

– Видишь, потащили Доку Оружейника. Как-никак – один из пяти хозяев города. А ты тут с мелким жульем цацкаешься.

«Бывших хозяев», – добавил про себя Гвоздев, видя, как Дока Оружейников бухнулся на колени, вымаливая себе жизнь.

– Слышали, бродяги? – повернулся конвоир к пленникам, – повезло вам. Жандармы вас быстро и не больно в расход пустят. Без пыток и мучений.

– Спасибо – обнадежил, – пробурчал Гвоздь, поддерживающий Ласку и Рому. Похоже, что у блокиратора эффект применения накапливался. Чем дольше он висел на жертве, тем с большим трудом она передвигала ноги.



Денис Деев

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться