Я – другой

Размер шрифта: - +

Глава 32

Торговец, расхваливая кастеты, обещал, что сносу им не будет. Гвоздев же умудрился при первом их реальном использовании «сносить» их в хлам. И если бы его от седого не оттащил спасший их всех незнакомец, то Гвоздь и руки бы по локоть сломал.

– Пусти! – рычал Гвоздь, пытаясь вырваться из стальных объятий незнакомца, – пусти, говорю!

– Остановись, – спокойно ответил ему тот, – он уже мертв.

Багровая пелена гнева спала с глаз Гвоздева и он увидел… очень неприятное зрелище. Он размесил главаря Арбитров в кровавую отбивную, из которой осколки костей. Синий выдернул свой посох из стены и кашица сползла на пол. Больше проблем седой не доставит. Никому.

Но других забот было хоть отбавляй. Чуть ли не на четырех костях Гвоздь дополз до Ромы и выдернул у него  блокиратор.

– Посмотри, что с Лаской.

Сам же Гвоздев бросился к лежащему Лисовскому, над телом которого склонился незнакомец.

– Как он? Жить будет?!

Незнакомец отрицательно покачал головой.

– Да как так, – Гвоздев метнулся и поднял с пола вырванное сердце, – сейчас мы вставим обратно это шутку, и он оживет! Рома, сюда! Быстрее!

Незнакомец провел ладонью по лбу Лисовского.

– Мозг мертв. Последствия шока.

– Много ты понимаешь, – Гвоздь всучил окровавленный серебристый блок инженеру, – засовывай его в грудь и запускай!

Рома с отчаянием осматривал вырванные с мясом провода и оборванные шланги на механическом сердце.  

– Поверьте, в этом я понимаю действительно много. Вашего друга не спасти, – незнакомец откинул капюшон балахона и поднял скрывающие лицо огромные очки.

– Можно попробовать у Арбитров сердце вырезать, но я не справлюсь и… Кейташи? Кейташи Сато?! – Рома аж взвизгнул, увидев изрезанное глубокими морщинами лицо незнакомца.

– Да, это я.

– Но вы же… вы же… – Роме не удавалось выплюнуть слово «умерли» в лицо живому человеку.

– Я инсценировал свою смерть, устав от известности и суеты. Сожалею, но ваш друг погиб по-настоящему. Давайте осмотрим вашу спутницу.

Потрясенный Рома последовал за своим ожившим божеством, как теленок. А Гвоздь наклонился над телом и закрыл голубые, горевшие гневом даже после смерти, глаза Лисовского. Кейташи назвал рыжего другом Гвоздева. Нет, другом он не был. И товарищами их назвать нельзя было. Их первая встреча не была теплой, и Гвоздь даже пообещал Лисовскому отомстить и вернуть должок. Но после мгновенной и казавшейся такой нелепой смерти бесстрашного ветерана в душе Гвоздева образовалась высасывающая все эмоции пустота.

– Дышит! Она дышит! – радостный крик Ромы вывел Гвоздева из ступора.

– У нее сотрясение мозга. Сними медкит с пояса того головореза, – Кейташи уже колдовал над Лаской.

– Держите, – Рома подал японцу требуемое, – ох сейчас мы Арбитров выпотрошим!

– Не советую, – Кейташи приложил к шее Ласки небольшой прибор и нажал на нем пару клавиш, – нам надо убираться отсюда, как можно быстрее. После смерти Люмина, сработала тревога и сейчас сюда летит штурмовая команда.

– Кто Люмин?! – инженера от сыплющихся ему на голову новостей зашатало. Он ткнул пальцем в сползшую на пол кашу, оставшуюся от седого, и дрожащим голос спросил, – это он – Люмин?

Кейташи кивнул, продолжая работать с медкитом.

– Но как же так?! Они же ученные, они мир спасают…

– Ты видел это собственными глазами?

– Нет, но…

– Иногда нужно не доверять даже собственным глазам, – японец снял с шеи Ласки медкит.

Девушка пришла в себя резко и замолотила руками так, что Рома с Кейташи ее еле удержали.

– Я… где? Ты кто?! – увидев близко японца, спросила она.

– Ласка, это Сато. Тот самый, – благоговейно прошептал Рома.

Девушка потерла лоб.

– Какой еще Сато? Это меня лбом об стену приложило и я бредить начала, – она сделала попытку подняться, но сложилась и рухнула на четвереньки. И только теперь увидела кровавую баню, в которую превратился подвал, – что вообще произошло?!

– Бежать нам надо, потом все расскажу, – ответил инженер.

– Бежать? Да я даже ползти не смогу.

– Позвольте, – Кейташи бережно поднял девушку и закинул ее руку к себе на плечо.

Гвоздев же поднатужившись, поднял тело Лисовского.

– Лис… кто его так?

– Люмин, – коротко бросил Гвоздь.

– Вашу Наташу, – протянула девушка, – Арбитры, Люмины… Кейташи. Похоже, я пропустила самое увлекательно приключение в жизни.

– Лучше его пропустить, чем так… – Гвоздь замолк на полуслове, но было и так понятно, что он говорит про Лисовского.

– Он погиб, как настоящий воин, – промолвил с некоторой торжественностью Кейташи Сато и понес девушку к выходу.

За ним следом двинулся Гвоздь со скорбной ношей на руках. Инженер заметался.

– В Арбитрах модов на целое состояние! Мы что, его бросим, что ли?

– Мертвым деньги не нужны. Рома – идем, – инженер получил еще один полезный совет, на этот раз от Гвоздева.

Инженер, подумав секунду, схватил за руку одно из тел и поволок его за собой. Весил Арбитр в несколько раз больше, чем Рома. Поэтому поелозив на месте туда-сюда и видя, что товарищи не горят желанием ему помочь, инженер бросил тело поверженного врага.

– Наш самолет там, – указала Ласка направление.

– Эх, жаль Горыныч придется бросить, – внутри Ромы неожиданно проснулся рачительный хозяин.



Денис Деев

Отредактировано: 24.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться