Я - Герой! Но в подземелье не пойду.

4-2

В общем-то, легко представить себе кого-нибудь с классом, основой которого является ловкость, лазающем по карнизам и крышам. Но мы с котреном были силовиком и интовиком, что однозначно не помогало в передвижении по узеньким бордюрчикам на высоких этажах. Однако, мы это делали.

Не могу сказать, что очень успешно. Себастьяну помогало то, что он дальний родственник кошек, а у них с координацией в принципе всё в порядке. А вот чьим дальним родственником была я – непонятно. Судя по последним событиям, каких-то цыган. Ну, тоже неплохо, окажись оно правдой.

Мы ползли практически на носочках, обтирая собой многолетний слой грязи и штукатурки со стен публичного дома. Нам немного повезло, и окно комнаты выходила на боковую сторону дома, поэтому преследователи не могли нас заметить. А даже если бы и заметили, сколько времени им потребовалось бы, чтобы сообразить кто это там в темноте карабкается по пятому этажу? Хотя, говорят, у лучников очень острое зрение.

— Вижу лестницу. – Сёба прижимался к стене всем телом, и слегка подрагивал, когда подушечки лап неудачно соскальзывали с очередного выступа.

И всё бы ничего, ведь я тоже видела эту несчастную лестницу. Но мы, как оказалось, были вовсе не столь не заметны. А когда в кого-то из нас со свистом полетела очередная стрела, я успела десять раз попрощаться с жизнью. Но что-то ей помешало закончить свой путь в моей спине.

Яркий блеск клинка, запах склепа, и сильные тонкие пальцы за шкирку втягивают меня на крышу.

— Роб! – я была поражена и счастлива одновременно. – Там мой друг… - хотела было я броситься на помощь оставшемуся на стене Себастьяну, но тот уже успел в один прыжок достичь лестницы, и на сильных руках подтянуться к нам.

— Ты его знаешь? – паладин был в полной боевой готовности, и собирался атаковать Роберта в любую секунду, если тот проявит признаки агрессии. Но лич только отодвинул меня к себе за спину, и сам выглянул за край крыши. В него тут же полетел кинжал, который мужчина так же молниеносно отразил собственным клинком.

— Знаю, это друг детства. – я поспешила успокоить напарника. И сразу обратилась к разбойнику. – А что ты тут делаешь?

— Вас спасаю. – бросил Роберт, в несколько сложных пассов создавая Объятия Пандоры – сильное высокоуровневое заклинания массового действия. Тем самым, скрывая нас от врагов на какое-то время.

— Откуда ты узнал, что мы тут?

— Боюсь, вся моя гильдия уже в курсе. Это слишком долго объяснять, вам нужно спрятаться.

Лич не терял ни минуты, ведя нас за собой по крышам столичных домов. И если ему путь по склонам, подъёмам и черепице давался с лёгкостью, а котрену лишь с небольшими затруднениями, то я уже после третьей крыше была на последнем издыхании. Больше всего меня в данный момент волновал даже не тот факт, что за нами почти по пятам крадутся не менее ловкие убийцы, а ужасное сожаление о потраченных в борделе деньгах. Да, они были не мои, они были отданы фактически для нашего спасения. Но всё равно было ужасно обидно. Подспудно мне хотелось хотя бы одним глазком взглянуть на живой «товар» в виде той толстушки. Из отвратительного любопытства, за которое мне давно бы уже оторвали нос, но я каждый раз умудрялась вовремя его прятать. Как они одеваются, сколько на самом деле зарабатывают, есть ли у них выходные, и неужели им нравится делать то, чем они занимаются? Все эти вопросы, конечно, не уместны на сеансе, так сказать, удовлетворения плотских потребностей, но, а вдруг я именно за разговорами пришла в дом терпимости? Деньги то уплачены.

— Андерлорд тебя забери, ну что ж ты такая неуклюжая? – Роберт почти подвывал от досады, в очередной раз помогая Себастьяну вылавливать меня с края крыши, чужого балкона, или сточной трубы. – Неужели у тебя ни одного заклинания на скорость или ловкость нет?

— Я клирик. – пробурчала я, отряхивая с себя грязь и листья из жёлоба. – Могу лечить и немного атаковать.

— Пошли. – поторопил лича паладин, придерживая того за локоть. Я тяжело и горестно вздохнула, искренне желая снова забраться на руки сильного котрена, чтобы пожалеть свои ножки. Но я прямо слышу, как далеко и надолго буду послана измученным Себастьяном. Он ведь явно не рассчитывал на такой полный приключений день. Да и я как-то тоже.

Когда я уже отчаялась достичь точки назначения, Роберт наконец соскользнул по козырьку в стог сена у конюшни, и махнул нам рукой. Всё это происходило в такой тишине, что наше шуршание прямо-таки било по ушам. Сёба спрыгнул первый, поймал меня, и тут же опустил на сено, готовый в любую секунду продолжить марафон. Но Роб сбавил темп.

Мы, похоже, забрались в какой-то совсем глухой район. После столь запутанного маршрута я уже не бралась сказать даже примерно где мы находимся. Одно понятно – это всё ещё Амфир.

Приложив указательный палец к губам, лич на согнутых мягких ногах поплыл куда-то в тёмный закоулок. Себастьян последовал за ним, периодически оглядываясь на меня, чтобы удостовериться, что самый слабый (но зато самый полезный, прошу заметить!) член команды не стукнулся лбом в решётку, или не застрял ногой в яме. Я не чувствовала себя обузой только потому, что была уверена: хилл им ещё может пригодиться, меня надо беречь на самый крайний случай.

Погоню я потеряла ещё минут 15 назад. Заклинание Роберта действовало на ура, хоть уже и кончалось. Думаю, мы выиграли немало времени именно благодаря ему.

И вот, наконец, какая-то малозаметная дверь в подвал, куда нас гостеприимно приглашает Роб. Котрен пошёл первым, выставив перед собой щит. Я шла в центре, попутно накастовывая на мужчину небольшое исцеление. Мне опыт навыка, ему залечивание мелких царапин. Обоюдовыгодно.

Лич-разбойник замыкал нашу колонку. Но так тихо, что оглядываться стала уже я, чтобы убедиться в его наличии. Несмотря на слова отца, я Робу доверяла. Подозревала порой, что он делает какие-то гадости, но в целом была в нём уверена. Хотя сейчас, конечно, когда я была на взводе, мне каждая тень казалась врагом.



Ксения Светлая

Отредактировано: 02.09.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться