Я - хищная. Пророчица

Размер шрифта: - +

Глава 7. Неожиданная встреча

Глава 7. Неожиданная встреча

– Нет, не так. Все начинается с ладоней. Вот, смотри. – Филипп выставил руки вперед, ладонями вниз, слегка оттопырив мизинцы. – Видишь?

– Я так и делаю!

Меня начинало это слегка напрягать. Уже час я пыталась поставить защиту на окно. Делала так, как показывал Филипп, повторяла каждое движение, стараясь изо всех сил подвести кен к ладоням и совершить защитный пасс. Тщетно.

– Ты просто не стараешься.

– Может, я и не защитница вовсе! – выдохнула я, отошла от окна и уселась на табурет. Древний – наверное, даже старше меня – холодильник обиженно забурчал и заглох. Чай окончательно остыл, разве что льдом не покрылся. Ненавижу холодный чай! Ненавижу эти занятия!

Уже неделя прошла после посвящения, а во мне не изменилось практически ничего. Долгими весенними ночами, глядя в большой прямоугольник окна на луну, я мечтала, что стану сильной защитницей, как те, о которых читала в файлах Филиппа. И что?

И ничего!

– Способностей к врачеванию я в тебе тоже не вижу, – поморщился Филипп и сел рядом. Откусил печеньку, отпил из кружки. Фу! Как можно пить это? – Мы будем искать, не расстраивайся.

– Не думаю, что я сильна в защите, – уверенно сказала я. – Возможно, я ищейка.

– Или воин, – заметил он, залпом допивая чай.

– Это вряд ли. Я так рванула из той подворотни, когда Кирилла схватил охотник. Боги не наделили бы такую трусиху качествами воина.

Филипп накрыл своей ладонью мою, пристально заглянул в глаза и очень серьезно произнес:

– Ты все правильно сделала. Непосвященному нечего противопоставить охотнику.

– Да уж...

– Черт, и как я не подумал?! – Он хлопнул себя ладонью по лбу. Я иногда поражалась, как комично он может выглядеть в серьезных ситуациях. – Твои родители. Скорее всего, мать, потому как твоя фамилия мне незнакома... Как ее звали? В девичестве?

– Света, – ответила я. – Светлана Рогова.

– Рогова, говоришь... – Он выпустил мою руку, отвернулся.

– Что? Ее тоже не помнишь?

– Скорее всего, это была мать. Да-да, именно мать. Но мне нужно... знаешь, покопаться в записях. После Станислава все перепуталось...

– Хорошо. Как найдешь что-то, скажешь, ладно?

Он улыбнулся. Нервно, подозрительно. Слегка морща брови в своей излюбленной манере.

– Не факт, что тебе передались ее способности. Так что даже если выясним, кем она была, занятия прекращать не будем. Допивай чай и тренируй защиту.

Он встал, потрепал меня по щеке. Ненавижу, когда так делают. Мне уже исполнилось двадцать, я не ребенок!

– Ну, Филипп...

– Вернусь – проверю. – И закрылся в гостиной.

– Что толку тренировать то, чего нет? – пробормотала я.

В кухню вошла Оля. Она появилась так неожиданно, что я даже подпрыгнула на стуле.

– Ну, как успехи? – спросила смущенно. – Извини, не хотела пугать.

– Ничего. – Я улыбнулась, но тут же сникла. – Никак. Вообще.

– У тебя получится!

– Ты хотя бы знаешь, кто ты. Целитель – это очень хорошо. Иногда я думаю, что даже лучше, чем защитница...

Оля присела рядом, поджала губы. Полноватое лицо стало серьезным, даже слишком.

– Папа говорил, неважно, кто ты. Важно то, что ты в семье. Когда соединим племя, сможем приносить пользу. Станем сильнее, даже охотники будут не так страшны. Тебе не потребуется полагаться на себя или Филиппа. Любая, даже самая слабая защитница сможет тебе помочь.

– Ты права, – согласилась я.

– И я смогу, наконец, работать. – Она смешно подпрыгнула на месте, повернулась и радостно сообщила: ­– Филипп говорил, что сегодня вечером мы, наконец, увидим наш дом.

– Наш дом?

– Вождь атли строит для нас дом.

– А это... – Я поморщилась, покрутила в руках печеньку, положила обратно. – Мне кажется, Филипп не особо рад. То есть, я хочу сказать... Филипп хочет жить отдельно, самостоятельно.

Интересно, а Оля знает о перевороте? Было бы непростительным со стороны Филиппа не обработать девушку, живущую в его квартире несколько месяцев. В общем-то, доброта и забота не казались мне теперь такими уж бескорыстными. И это право выбора... Психологический трюк.

– Знаю, – ответила Оля. Уличить ее в хитрости я бы не посмела. Казалось, она просто не умела хитрить – у нее даже лицо всегда открытое, с распахнутыми серо-зелеными глазами. Весь образ какой-то добродушно-круглый, плотный, как она сама. – Филипп хочет сам стать вождем. – Она присела рядом и перешла на шепот. – Ты будешь голосовать за него на совете?

Я прищурилась. Самое время выяснить все, постепенно выспрашивая нужные детали.

– А ты?

– Филипп говорит, наш вождь жуткий. – Оля подмигнула и жеманно захихикала. – Но я слышала, он красавчик. Папа говорил... когда был еще жив. Так что хочу взглянуть сама.

– Поверь мне, одно другому не мешает, – сказала я.

Воспоминания всегда наготове – стоят на границе памяти, так и норовя подбросить в нужный момент нужные картинки. Идеальные пропорции лица, светлая прядь на лбу, насмешливость, жесткость... Уникального цвета глаза. Прикосновения, от которых я была сама не своя, мысли, за которые себя ненавидела. Все это живо, как бы глубоко я ни закапывала. Как бы ни делала вид, что все прошло.

– Во всяком случае, я хочу вначале посмотреть сама. Пообщаться с ним, – произнесла Оля очень серьезно. – Филипп мне нравится, но чтобы голосовать на совете, одной симпатии мало.



Ксюша Ангел

Отредактировано: 20.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: