Я - хищная. Пророчица

Размер шрифта: - +

Глава 20. Предсказание

Глава 20. Предсказание

Вечер понедельника не задался. Вернувшись с работы с единственным желанием – выспаться, я натолкнулась в гостиной на недовольную защитницу атли и пять минут выслушивала о том, как важно вовремя включить мозги и действовать умно. В глазах Лары я проявила немыслимую расточительность вчера, отпустив девушку-ясновидца.

Попытавшись объяснить Ларе, что у меня на этот счет свое – отличное от ее – мнение, поняла, что это бесполезно, поэтому просто кивнула, отправилась на кухню и плотно поужинала.

Глеба дома не было – снова куда-то завеялся на ночь глядя. Я позвонила ему, но разговор не состоялся, так как нас все время прерывала громкая музыка на заднем плане. Насколько я поняла, он был на каком-то рок-сейшне то ли за городом, то ли на заброшенных гаражах. Приглашал приехать, но я как подумала, что нужно вызывать такси, мчаться на ночь глядя в делекие дали ради забивающей мозг музыки, так сразу и отказалась. Лучше посплю или книжку почитаю. Да, и хватит с меня – наладила личную жизнь, называется. Видно не суждено, ну и ладно. Даже и не хочется пока – другие проблемы тревожат. Например, как жить без кена ясновидцев. Надо будет обязательно поговорить об этом с Филиппом, возможно, есть способ избежать «охоты».

Подумать о ясновидцах не получилось – помешал разговор на повышенных тонах из комнаты сестры. Я бы, наверное, прошла мимо, но в голосе Риты услышала испуг.

– Ты же знаешь, как это опасно. Сам видел, – говорила она.

– Марго, я прекрасно знаю, что делаю. Ты не должна тревожиться.

– Ты же мой брат, и я люблю тебя. А это... – Она всхлипнула. – У меня никого нет, только ты и Поля.

– Так и будет, обещаю. А теперь отдыхай. И выброси вздор из головы.

Влад вышел, и я сделала вид, что только поднялась по лестнице. Одарив меня недовольным взглядом, он скрылся в своей спальне.

– Рита? – Я заглянула в комнату к сестре. Она судорожно вытерла слезы и грустно улыбнулась. – Ты в порядке?

Она покачала головой.

– Поговори с ним. – Взгляд умоляющий, влажный от недавно пролитых слез. – Пожалуйста!

– Ты верно, приболела. – Я нахмурилась, высвобождая запястье. – С чего ты вообще взяла, что Влад будет меня слушать?

– Не нужно преуменьшать, сестренка. Или, думаешь, отпущенный ясновидец сошел бы тебе с рук, если бы Влад... – Она замолчала и сделала вид, что скрупулезно изучает потолок.

– Что?

В горле пересохло, сердце гулко билось в груди. Одновременно хотелось, чтобы она сказала, и не хотелось слушать. Я знала, к чему приводят такие разговоры. Потом будет больно – нестерпимо, пронзительно. Секунда счастья не стоит того. Лучше покой – тихая жизнь без претензий на чувства Влада Вермунда. Не могу, не хочу больше любить его, даже думать о нем. А, тем более, говорить.

Но я уже спросила, потому пришлось принять ответ – прямой и бесстрастный.

– Он увлечен тобой. Серьезно. Все это знают, даже Лара, хоть она и делает вид, что ничего не происходит.

– Это все проклятие, – прошептала я. Перед глазами поплыло, мир закружился разноцветной воронкой, искушающие мысли ворвались в голову.

Ничего не изменилось, сказала я себе. Не слушай ее – их всех! И меньше всего слушай Влада.

Рита поднялась, пожала плечами.

– Не знаю, что это. Насколько все это правда. – Отвернулась, словно ей тяжело было говорить. – Я тоже рождена в результате проклятия.

– Рита...

Я поняла, что сказала глупость, но было уже поздно. Стыд опалил затылок, спускаясь вниз по спине горячей волной, обволакивая, сдавливая грудь. Причинять ей боль хотелось меньше всего – я до сих пор видела в ней ту несчастную девушку, в страхе жмущуюся к вытертому ковру на стене.

– Мне приятнее думать, что я рождена в результате большой любви, – неожиданно улыбнулась она и вновь взяла меня за руку. – Прошу, поговори с братом.

Я не могла ей отказать. Корила себя за бестактность: постоянно сокрушаюсь по поводу проклятия и его влияния на мою жизнь, а Рита буквально олицетворяет его. Представляю, каково это – знать, что ты просто результат безумия...

Посмотрела в ее голубые, полные мольбы глаза и сдалась.

– Хорошо. Так в чем проблема?

– В нали,  – тихо сказала сестра. – Боюсь, что они его доконают.

– При чем тут...

И тут до меня дошло. Удивление сменилось страхом – нет, ужасом. Он вполз в меня медленно с дикими мыслями и болезненными воспоминаниями. Прошлое навалилось грузом похороненных обид. В груди стало больно – реально, физически. Легкие никак не хотели открываться полностью, и я со свистом вдыхала ставший внезапно спертым воздух.

Нали. Снова.

Я сжалась в комок, захотелось убежать, уехать из дома. Спрятаться.

Но я больше не маленькая забитая девочка. Рядом со страхом, топча его и вытесняя, поднялась злость. Яркая, как вспышка молнии, дикая. Побуждала кричать, требовать, защищаться.

Я решительно встала, больше не глядя на сестру.

– Так ты поговоришь с Владом? – Ее умоляющий голос слышался плохо, и я уже почти не понимала, о чем она просит. Инстинктивно кивнула, сжала кулаки.

И вышла.

Несколько метров коридора показались марафонской дистанцией. Все, чего хотелось – войти и врезать Владу. Больно. Так больно, чтобы он почувствовал хоть толику того, что ощутила тогда я. Где-то в глубине души понимала, что он не сможет. Такое чувствуешь, только когда бьют в спину...

Он открыл быстро, словно ждал у двери. Словно знал, что я приду. Взгляд все такой же – высокомерный, резкий. Все еще зол из-за ясновидца. Эта злость ничто по сравнению с той, что жила во мне. Была мной.



Ксюша Ангел

Отредактировано: 20.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: