Я - хищная. Пророчица

Размер шрифта: - +

Глава 23. Лея

Глава 23. Лея

– Ты собираешься домой? – Ласковый голос отвлек от книги, и я подняла глаза на сестру.

Невероятно, как она изменилась. Округлилась, похорошела, в глазах – спокойное счастье плещется. Отношения с Филиппом явно пошли Рите на пользу.

– Я не устала. К тому же, домой совершенно не хочется. Возможно, я сегодня переночую у Вики.

– Поля! – Рита присела рядом, на небольшой дерматиновый диванчик, сжала мою руку. – Поехали. Я приготовлю ужин. Соберемся вместе. Как раньше. Все атли.

– О чем ты говоришь? – Я захлопнула книгу. – Атли...

Взгляд упал на умиротворенное лицо Влада, и я осеклась.

Верила, что он слышит меня, потому и приходила сюда по пятницам после работы. Читала – благо, его литературные вкусы я знала очень хорошо. Выучила еще тогда, когда мы жили вместе. Достоевский, Уальд и Кафка – весьма своеобразное сочетание. Я и сама полюбила их.

Я рассказывала Владу о том, что произошло за неделю. Иногда просто молчала и держала за руку. Казалось, если буду смотреть долго, то в один прекрасный момент он откроет глаза и улыбнется.

Бред! Прошло почти полгода, а ничего не изменилось. А значит, не изменится никогда.

Я сделала жест сестре и вышла из палаты. Лишь в коридоре охватило чувство, что это все же больница – ощущение казённости нападало со спины, и каждый раз заставало врасплох. Комната-палата Влада превратилась в знакомый и уютный мирок, наполненный переживаниями и надеждами. Коричневый диванчик, торшер в углу, томики классиков на небольшой тумбочке. Цветы. Убежище, в которое я сбегала в конце недели.

– О каких атли ты говоришь? – немного резко спросила я. – О Ларе, которая меня ненавидит? О Глебе, который дома бывает раз в неделю? Или, может, о Филиппе, который не перестает любоваться собой с того момента, как занял место вождя?

Рита покачала головой и прижала руки к груди. Ее любимая поза, я уже привыкла. С тех пор, как они с Филиппом сошлись, она готова за него глотку перегрызть.

– Как тебе не стыдно?! – с укором сказала сестра. – Филипп старается, чтобы атли не заметили отсутствия Влада, а ты...

– Филипп старается стать тем, кем не был рожден. А еще у него началась звездная болезнь, и ты – единственная, кто этого не замечает. – Я вздохнула, стараясь успокоится. Вышло плохо.

С того злосчастного дня у атли все изменилось. Как бы я ни относилась к Владу и его замашкам, не могла не признать, что он умел всех сплотить. И Филиппа, который втайне ненавидел его, и Глеба, который даже не пытался скрыть ненависть. И Олю с Каролиной, что вели себя как мышки, подолгу просиживая на кухне и общаясь о своем.

После того, как в нас стреляли, атли словно распались, разделились на мелкие составляющие, соединенные вместе лишь необходимостью жить под одной крышей. Впрочем, даже этой необходимости я в последнее время не придавала такого значения, как раньше.

Филипп, получивший, наконец, желаемое, попросту не умел управлять людьми. Непредсказуемые скачки от доброго и во всем потакающего правителя до жестокого тирана, признающего лишь собственную волю, не вызывали ничего, кроме снисходительной улыбки.

Поведение новоиспеченного вождя атли утомляло, потому мы с Глебом много времени проводили вне дома.

– Я не хотела тебя обидеть, – уже мягче произнесла я и порывисто обняла сестру. – И Филипп тут ни при чем. Мне спокойнее здесь... К тому же завтра не нужно рано вставать, а Вика постоянно зовет в гости.

– Ты то тут, то с этой Викой, то где-то пропадаешь с Измайловым. Я почти не вижу тебя! – Рита обижено насупилась и отвернулась. – Мне кажется, я потеряла не только брата, но и сестру...

– Ты не потеряла, – возразила я, – ни брата, ни сестру. Влад жив.

Впрочем, это было спорное утверждение – я понимала, что Влад жив только благодаря аппаратам. Скорее всего, он не очнется никогда...

Вздохнула, сжала прохладную ладонь сестры.

– Хорошо, – кивнула. – Поехали домой.

Маргарита засияла, обняла меня и засуетилась.

– Я откопала такой рецепт морковного пирога – пальчики оближешь! Кстати, о них, родимых. Мясные пальчики в горчичном соусе – это нечто...

Всю дорогу я слушала рассказы о кулинарных изысках и декорировании их с Филиппом комнаты. За то время, что Рита жила у атли, она успела получить права, обзавестись кричаще-красным внедорожником и даже взять на себя некоторые дела в фирме Влада.

Я поражалась, как она все успевает: и карьеру налаживать, и личную жизнь. Правда, большую часть дел Влада все же вел Тимофей Соколов – его доверенное лицо. Как приближенный, он знал кое-что об атли, был немногословен и предан делу. С ним я познакомилась, когда жила с Владом, и до сих пор он верой и правдой служил своему боссу.

Я слушала Риту вполуха, смотрела на мелькающие за стеклом зеленые деревья и цветущие сиреневым поля. Природа дышала жизнью, заражала позитивом и радостью, но у меня в последнее время на эти чувства образовался устойчивый иммунитет. Июнь – мой любимый месяц в году, но в этот раз воодушевления от начала лета как ни бывало.

– Эй, ты вообще слушаешь? – немного обижено спросила Рита, сворачивая на оттененную высокими тополями улицу.

– Да-да... – пробормотала я, вырываясь в реальность. – Смотри, кто это там?

– Где?

– Да, вон же, опирается на наш забор.

Мужчина выглядел довольно странно.

Одежда, состоящая из некого подобия набедренной повязки грязно-серого цвета, была изорвана, а тело – загорелое и мускулистое – покрыто ссадинами и шрамами. Один особенно выделялся на спине – кривой и лиловый, видимо, свежий. Длинные темные волосы висели влажными космами и прилипали к спине и лбу. Незнакомец тяжело дышал, вцепившись руками в кованые прутья. Казалось, еще секунда – и он упадет.



Ксюша Ангел

Отредактировано: 20.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: