Я - хищная. Пророчица

Размер шрифта: - +

Глава 24. Изгнание Девяти

Глава 24. Изгнание Девяти

Я отпрянула, покачала головой. Ветер ворвался в открытое окно, взметнул занавески, и струящаяся, прохладная ткань коснулась моей руки. Я жутко устала от перехода – глаза буквально слипались, и на миг показалось, что это просто сон. Проснусь утром в собственной спальне и пойму: никакого Ингвара не было, мне привиделись и шрамы, и пыльные ноги, и вязкий портал.

Но лишь на секунду – потом реальность отозвалась бурчанием пустого желудка и зевотой. А следом просигналило сознание. Что говорит этот человек? Он ненормальный?

– Я не Лея.

Но Ингвар даже внимания не обратил – подошел к двери и, выходя, бросил:

– Отдохни. Позже я пришлю Ингу. Она принесет поесть, поможет вымыться и переодеться. В таком виде опасно ходить в хельзе.

В одиночестве комната показалась неприветливой. Давила темными стенами, небольшим пространством без излишеств. Как здесь вообще можно жить? И ночевать-то не хочется, хотя мне сейчас и такая лежанка сойдет – только бы поспать.

Я повернулась к окну и замерла. Вот уж где простор! Огромная пустыня без единого зеленого деревца, без намека на влагу, простиралась насколько хватило взгляда. Желтое царство смерти. Море песка, подернутое мелкой рябью, а над ним небо – ясно-голубое – и белый солнечный диск. Ни облачка, ни движения – только величие и молчаливость, словно вид из окна застыл во времени навеки.

Так вот она какая – хельза. Долина смерти и есть.

Долина смерти, долина сна... Я прилегла всего на минутку, перевести дух, и провалилась в пустоту.

Проснулась резко от зудящего ощущения опасности и сразу не поняла, где нахожусь. Села на кровати и несколько секунд пыталась прийти в себя. На улице стемнело, и кто-то зажег факел на стене. Жуткая полупещера напрягала неимоверно.

Итак, я в хельзе. В летописях немного читала о ней, но на самом деле, кто из живых может судить?

Из хельзы не возвращаются... Почему я думала, что вернусь? Почему доверилась Ингвару? Странно, но тогда у меня даже сомнений не возникло, а сейчас... Нужно спросить его о Владе. Я настолько растерялась, когда хельин назвал меня Леей, но в следующий раз не буду настолько нерасторопной.

Нечего раскисать. У меня масса времени здесь, буду считать его бессрочным отпуском. Непонятно, чего от меня хочет Орм, возможно, просто спутал с какой-то Леей, но все это выяснится при встрече, а пока нужно решить, с чего начать поиски.

Вряд ли Влад сохранил прежнюю внешность в хельзе. Умершие ее не выбирают – просто появляются здесь и все. Такие, как есть. Так что у меня надежда лишь на его кен и воспоминания. Хоть какие-то.

Интересно, на хельинов как-то влияют события в кевейне? Например, проклятие. А мои разговоры с Владом в больнице – слышал он хоть слово?

С улицы послышался лязг мечей и воинственный рык. Да уж, им не до нас – живых. Здесь вечные войны, посягательства на власть и прочие непотребства. Они, наверное, и спят с мечом в обнимку. Ну, когда устают от многочисленных жен.

В комнате Ингвара царила пустота – ни личных вещей, ни отличительных деталей, на которых мог задержаться взгляд. Словно он хотел скопировать пустыню за окном. Если бы не знала хельина лично, подумала бы, что тут живет монах.

Монахи по нескольку раз не женятся точно...

Собравшись с мыслями, вышла за дверь. Вернее, дверью это сложно назвать. Отодвинула занавески – и уже в другой комнате. Просторнее, чем спальня Ингвара, но такая же скудная. Из мебели – лишь квадратный стол и четыре стула вокруг. В углу – табурет, а на нем медный тазик с водой. По стенам развешены факелы. Огонь трепыхался от сквозняка, на стенах танцевали первобытный танец тени, и мне показалось, я вижу пляшущее вокруг костра племя ар, созданное Херсиром в лесах Скандинавии.

– Ты должно быть, Лея?

Я вздрогнула и обернулась. На меня смотрели два раскосых темных глаза на смуглом лице, украшенном копной темных и взъерошенных волос. Волосы кучерявились и торчали во все стороны, и я мысленно спросила себя, а знают ли в хельзе, что такое расческа.

Девушка улыбнулась и поставила на стол две глиняные тарелки.

– Я – Инга. Сейчас будет ужин.

Ужинали вдвоем, Инга улыбалась и поглядывала на меня исподлобья, но разговор начинать не спешила. Я же терялась в вопросах – их было так много, а ответа на главный девушка наверняка не знала. Еда была вкусной и абсолютно обычной – мясо и картошка, как дома. У меня даже голова закружилась от удовольствия – оно и немудрено, я не ела около суток.

После трапезы жена Ингвара собрала тарелки и положила их в тазик на табурете.

– Я подогрела воду, и ты сможешь помыться, – приветливо сказала она.

– Знаешь... мне не очень хочется купаться сейчас. – Я покосилась на распахнутую дверь, ведущую на улицу, и добавила: – Здесь.

– Не бойся. Ингвар никому не даст приблизиться к тебе. Орм приказал охранять Лею.

– Почему вы все называете меня так? – раздраженно спросила я. – Меня зовут Полина. И вообще кажется, Ингвар спутал меня с кем-то... В общем, он ходил в кевейн зря, Инга.

– Ингвару удобно называть тебя так. Орм говорит – его воины повторяют, – улыбнулась Инга. – Лея – так звали первую провидицу западных земель. Она исчезла так же таинственно, как и появилась. Поговаривали, Лея живая, а здесь была... как говорят у вас в кевейне? Проекция, во! Или же кто-то провел ее, как тебя, а затем вывел обратно. Но с тех пор, как Орм завоевал западные земли, он одержим провидицей. А тут ты... Вот они тебя так и называют. Не бери в голову, деточка.

Деточкой меня назвала «женщина» от силы восемнадцати лет. Я не стала возражать, но улыбку сдержать не смогла. Инга, видимо, восприняла улыбку, как согласие на помощь, и принялась стягивать с меня майку.



Ксюша Ангел

Отредактировано: 20.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: