Я - хищная. Пророчица

Размер шрифта: - +

Глава 25. Дочки-матери

Глава 25. Дочки-матери

Темнота не дает разглядеть лицо, но я знаю, что он хочет сделать. Вижу отблеск свечи на металлической поверхности ритуального ножа. Неподдельный ужас – осознание беззащитности и близости смерти – растекается по телу предательской слабостью.

Он подходит ближе. Человек без лица – словно в фильме из детства. Холодный, беспощадный. Ему нужно одно – моя кровь. Эликсир всемогущества...

Прикосновение сильных пальцев, секундная боль. Я терплю, потому что хочу узнать. Понять, что из всего этого правда.

Запястья покрываются красным и липким. Мне уже не больно – внутри проснулось безразличие. Раз нельзя избежать, нужно смириться.

Смириться... Почему я не понимала этого раньше? Так легче, правильней...

Кровь медленно вытекает, а голова заполняется спокойствием. Умиротворением. Мне уже все равно, у кого в руках нож...

– Чушь! – Рассерженный голос прорывает пелену, и я вздрагиваю. Глеб злится, трясет за плечи. Откуда он здесь? – Думаешь, я сделал это напрасно?

Я проснулась и тут же поморщилась – тело болело, словно я участвовала в боксерском поединке, и меня отправили прямиком в нокаут. Горло горело огнем, растрескавшиеся губы саднили, а голова свинцовым шаром прилипла к подушке. Издалека услышала собственный стон.

– Тише, – раздался откуда-то справа ласковый женский голос. – Выпей.

Мне подсунули кружку с водой, и я сделала несколько жадных глотков.

Бог мой, какой экстаз! Всегда, всегда буду ценить воду! А еще цивилизацию. Вернусь домой и поцелую стены в ванной, обниму мягкую и уютную кровать, буду час примерять джинсы.

Если вернусь.

– Как ты себя чувствуешь? – В поле зрения появилась русоволосая женщина лет тридцати. – Говорить можешь?

Я приподнялась на локтях, осмотрелась. Светлая комната, застекленное окно, прикрытое кремовой занавеской, в которое ярко светило солнце. У окна – стол, на нем оплывшая восковая свеча в массивном бронзовом подсвечнике. Ощущение уюта усилилось тем, что комната была очень похожа на привычные жилища в кевейне.

Так хочется домой!

События прошедшего дня постепенно всплывали в памяти: вот я бегу по лесу, сворачиваю к полям, падаю без сил. Всадники вдали, я снова мчусь, падаю. А потом вижу Влада...

– Где я? – спросила сиплым голосом, настороженно глядя на незнакомку.

– В гостях. – Она присела рядом, погладила по руке. – Тебе никто не причинит вреда, Лея.

Ненавистное имя резануло слух, и я невольно вздрогнула, но женщина улыбнулась и слегка сжала мою ладонь. Глаза добро сощурились, словно она жалела меня.

– Знаю. Ритуал изгнания Девяти, – сказала мягко. – Орм для этого заманил тебя в хельзу?

Я осторожно кивнула.

– Он охотился за мной тридцать лет, – серьезно произнесла она. – Ничего не бойся. Здесь тебе не причинят вреда.

– Вы – пророчица?

– Была ею при жизни. Меня зовут Уна.

Она встала, поправила мне одеяло, погладила по волосам. От неожиданной заботы в груди разлилось тепло, и я почувствовала, как слезинка скатилась на подушку.

Наверное, я просто не ждала заботы в хельзе. Чужой мир оказался жестоким, резким, проникающим. Угнетало все: непривычная среда обитания, порядки, новость о том, зачем заманили сюда... Это слишком для меня.

Даже тот, кому доверяла здесь, лгал постоянно. С самого первого дня. Как знать, зачем Ингвар отпустил меня, какие цели преследовал. Никому нельзя верить, даже ласковой женщине. Помни это, Полина. Никому, кроме Влада. Впрочем, ему тоже.

– Отдохни, я приготовлю поесть.

Уна уже собралась уйти, но я схватила ее за руку.

– Человек, который нашел меня... – Запнулась.

Я ведь и не помню ничего, по сути. В бреду могло показаться все, что угодно, а Влада я подсознательно ждала увидеть. Прежний облик здесь почти никто не сохраняет. А может, Влад помнит, как выглядел в кевейне? Может, он помнит меня?

– Кому он служит?

Женщина улыбнулась.

– Никому. Очень давно Вестар избавился от господства Орма и освободил восток.

Уна осторожно высвободилась и вышла, а я уставилась в потолок.

Вестар. Ну, конечно же – тот мятежник!

Нужно попытаться привести знания об этом мире к общему знаменателю.

Итак, Ингвара послал за мной Орм, заведомо зная, что я – пророчица. Или он не знал? Отправить воина в кевейн в случайное племя – это ткнуть пальцем в небо, ведь, если верить летописям Филиппа, пророчицы есть не в каждом племени хищных, и это скорее редкость, чем закономерность.

То есть Орм знал об атли. А знать он мог, только если...

Так, стоп! Неизвестно, сколько длится война между востоком и западом в хельзе. Влад не с нами уже полгода, значит, здесь прошло достаточно времени. Может ли Вестар быть Владом или это невероятное совпадение? В совпадения я не верила давно.

Если допустить, что Вестар это Влад, и Орм каким-то образом прознал про атли...

Клубок какой-то нелогичный. И месть в виде принесения в жертву бывшей пророчицы врага – слишком банальна. В очаровательном саду дворца Орм показался мне расчетливым, а не импульсивным.

И если Вестар не Влад, зачем спас меня? Ведь Уна знает, что я – пророчица. А вдруг в его владениях тоже есть тот, кому нужно мифическое всемогущество? Что если он сам?

Да, только Уна жива!

Ясно одно: мне нужно увидеть Вестара, поговорить с ним, а потом уже решать, что делать.

Я осторожно встала, поморщилась от боли, осмотрела себя на предмет повреждений. Синяки, усталость, но ничего критичного. Только одежда, что дала Инга, испорчена безвозвратно – кое-где разорвана в клочья, а где-то измазана пылью. А моя, привычная, осталась в доме Ингвара.



Ксюша Ангел

Отредактировано: 20.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: