Я - хищная. Пророчица

Размер шрифта: - +

Глава 28. Разоблачения

Глава 28. Разоблачения

Слезы постепенно высохли, страх ушел, и его сменила усталость. Разлилась тяжестью в груди, заполнила затылок давящей пустотой – туманным отпечатком неопределенности. Жила ныла, но терпимо, во всем теле чувствовалась почти непреодолимая слабость.

Сколько же кена из меня выплеснулось? Вот я и приблизила себя к истощению. Ко всему прочему, осталось только ослабнуть и умереть.

А не пошло бы оно все!

– Я помню этот дом, – спокойно сказал охотник, и я вздрогнула. Он сидел рядом, на лавочке, заложив ногу за ногу, и смотрел перед собой. Обычный парень в джинсовой куртке на меху и сияюще-белых кроссовках. – Тогда забыл, а сейчас вдруг вспомнил.

Я обвела взглядом спящий, окунувшийся в мутную осеннюю ночь дворик с замершими качелями, притихшей песочницей и сентябриновыми клумбами, одинаково серыми и погруженными в сон. Фонари роняли на асфальт рассеянный сиреневый свет. Он сливался с редким свечением из окон, разбавляясь желтым и люминисцентно-белым.

Усталость была такой сильной, что не осталось сил бояться. Инстинкты спали даже рядом с врагом. Плохой знак – предвестник истощения.

– Ты ранен, – сказала я зачем-то. – Тебе бы полежать...

– Ты бьешь больно, но не смертельно, – безразличным голосом ответил он.

– Это я не старалась.

– Как тебя зовут?

– Полина. А тебя?

– Андрей. – Он сложил руки под подбородком, на меня по-прежнему не смотрел. – Зачем ты это сделала?

– Интересен мой ответ, прежде чем убьешь?

Он улыбнулся, отчего грубоватое лицо стало неожиданно приятным.

– Пожалуй, оставлю тебе жизнь. Сегодня. К тому же не люблю быть должным.

– Вернешься завтра – умрешь! – зло произнесла я.

– Да, ты говорила. Только для этого тебе нужно восстановиться. А я не позволю.

– Так вот зачем ты здесь... – Я закрыла глаза, стараясь не злиться. Голова начинала болеть постепенно – боль сосредоточилась в левом виске, медленно перетекая в затылок. Пульсировала, оживала и пугала неотвратимостью страданий. – Посмотреть, как я умру?

– Не позволить тебе питаться.

– Я никогда не делала этого! – выкрикнула я, жмурясь от яркой вспышки и коря себя за несдержанность. Закрыла лицо руками, стараясь успокоиться. Показать слабости врагу – не лучшее решение. – А даже если бы и делала... Это нужно нам, чтобы жить. Как ты можешь судить кого-то? Ты убиваешь людей!

– Я убиваю тех, кто калечит людей, а это – другое, – мрачно сказал охотник.

– Всего лишь твое мнение, – безразлично ответила я.

– У меня есть право судить, Полина. Мой лучший друг – ежедневное напоминание о ваших потребностях. Законы пишем не мы, а Первозданные.

– Они хоть существуют?

Упоминания о таинственных правителях мира хищных, охотников и ясновидцев встречалось в летописях часто, но почему-то у меня сложилось устойчивое мнение, что на самом деле никаких Первозданных не существует. А придумали их, чтобы запугивать хищных, ведь по поверьям именно они делают из ясновидцев охотников.

– Они дают нам силу, – сказал Андрей. – Решают, кто достоин.

– И ты их видел?

Впервые с момента появления здесь охотник посмотрел на меня. Глаза блеснули непонятным огоньком – оттенком полу-преклонения, полу-страха.

– Как сейчас вижу тебя, – ответил и отвернулся.

Ситуация показалась забавной, необычной и немного мистической.

Парень и девушка ночью на лавочке. Сонный город дышит выхлопными газами проезжающих по трассе автомобилей. Редкие выкрики и смех гуляющих подростков в антураже ночи кажутся совершенно лишними.

Хотелось тишины, ведь именно в тишине открываются самые интересные тайны.

Но любопытство, к сожалению, притуплялось дикой сонливостью. Каждое движение доставляло дискомфорт и, если честно, было желание просто лечь на лавочку и уснуть. И уж точно не плестись до подъезда, затем по лестнице, а потом долго объяснять подруге, почему заявилась так поздно. Впрочем, в этом случае я рисковала замерзнуть, простудиться и умереть от воспаления легких быстрее, чем от истощения.

– Ты устала, – тихо сказал охотник и вновь отвернулся. – Выдохлась. Я мог бы убить тебя без усилий.

– Хвастовство, – зевнула я и потянулась. – Почему же ты еще этого не сделал?

– Не люблю быть должником.

Охотник встал, расправил несуществующие складки на рукаве.

И совсем он не страшный. Если не считать смертоносных для меня щупалец, вполне приятный и интересный.

По-моему, у меня разум помутился после событий этой сумасшедшей ночи. И придет же такое в голову!

– Вождь атли дорожит тобой, – безэмоционально сказал он. Отвернулся, поднял воротник и поежился от промозглого ветра. Сегодня очень ветряно, и распогодилось совсем. Возможно, пойдет дождь, и тогда есть шанс, что я немного пополню опустошенную внезапным выбросом жилу. И доживу до утра. – Его страх усилился, когда ты вошла. Стал ярче.

– Это все проклятие, – вздохнула я.

Тоже встала.

Лечь и уснуть. Ни о чем не думать. Не жалеть.

– Ты самая странная зверушка из тех, что я встречал, – произнес охотник и пошел прочь.

– Ты самый странный убийца. Хотя я встречала немногих.

Путь к подъезду показался марафонской дистанцией, а до квартиры Вики по лестнице – подъемом на Эверест.

Подруга открыла, и я буквально ввалилась внутрь, чувствуя, как дрожат от напряжения колени и кружится голова.

– Что с тобой произошло? – встревожилась Вика и поддержала за плечи.



Ксюша Ангел

Отредактировано: 20.10.2015

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: