Я - хищная. Трудный ребенок

Font size: - +

Глава 7. Похищение

Глава 7. Похищение

 

Проснулась я с рассветом. Открыла глаза, потянулась на кровати. Сразу вспомнился вчерашний вечер – страх, полу-отчаяние. Стоп! Я же уснула в кресле.

Подскочила быстро, захлебнулась паникой, когда не нашла Киру в кроватке. Но в следующую секунду вошла Рита с ребенком на руках, и я облегченно выдохнула.

– Мы гуляли, – словно оправдываясь, сказала сестра. – Кире нужен свежий воздух.

– Да, конечно. –  Я прижала дочь к себе и вдохнула знакомый запах детского масла, пытаясь успокоиться.

– Влад был с нами все время, – добавила сестра и присела. – Он не даст Киру в обиду.

– Не даст... – согласилась я.

Вчерашние эмоции снова проснулись и вызвали тревожный дискомфорт. Словно вырвавшийся из обыденности вечер окрасил мысли совершенно в другие – непривычные и яркие – цвета. Словно я на миг попала в прошлое – незапятнанное ложью. Наполненное уверенностью. Но наутро, естественно, морок иллюзии рассеялся. Я стала собой, а Влад – Владом. Жестоким и непредсказуемым. Правда, связанным со мной проклятием.

Но его непредсказуемость теперь нам на руку – возможно, он сможет сделать так, что Тан не сумеет его просчитать. Я, во всяком случае, решила оставить хитрость мастерам.

Влад уехал по делам еще до того, как я вышла из комнаты. Если честно, то видеть его не очень хотелось. Хоть рядом с ним и было спокойнее, душевное смятение никто не отменял. Нужно было отдохнуть, подумать. Что-то подсказывало мне, что грядущая ночь будет сложнее прошлой.

Глеб позвонил ближе к обеду. Веселым голосом сообщил, что нашел клинок и скоро вернется. От этого у меня поднялось настроение – все же рядом с другом намного спокойнее.

А ближе к вечеру пропала Оля. Исчезла прямо из дома или со двора – никто точно не знал. Лина искала ее везде, но так и не смогла найти. А потом наткнулась на записку в комнате целительницы, где каллиграфическим подчерком было написано всего несколько слов: «Она станет орудием в праведной войне». Без подписи, без каких-либо опознавательных знаков.

После этого мало кто что-то понимал. Лара позвонила Владу, все собрались в гостиной и дрожали. В том числе и я. Защитницы уверяли, что никто не проникал внутрь, а это значит, Оля сама вышла. Оставила на кровати записку и покинула дом.

Я сразу вспомнила вечер, когда Тан забрал Риту – тогда сестра тоже вышла сама. Но тогда он влиял на нее через кровь.

Неужели Оля... Догадка пришла в ту же секунду и казалась логичной.

Оля – та самая. Его девушка. Возлюбленная Тана.

Почему я ждала, что это будет кто-нибудь сильнее. Рита, например, или Лара. Ведь Оля, по сути, не имеет никакого влияния на Влада. Да что там, он легко пожертвует целительницей – это как пить дать. Что даст Тану эта связь? Любовь? Бред! Я не верила, что такие, как Тан, умеют любить. Во всяком случае, так, как я себе представляла любовь.

Влад вернулся поздно, что было на него не похоже – после воскрешения атли он примчался из Лондона так быстро, что я и испугаться не успела. А сегодня задержался.

Странно.

А я все ждала, что появится Тан с Олей под ручку и объявят о помолвке. Или – еще чего хуже – о венчании. Интересно, если Оля пойдет с ним под венец, Влад обязан будет принять Тана в племя?

Нет, обычно женщина идет за мужчиной. Будь у Тана племя, Оля стала бы его частью, а так...

Она сделала свой выбор. Прозвучало ужасно  и как-то обреченно, когда я сказала это вслух. Мне стало жаль ее.

Мы никогда особо близко не общались, и я некоторое время даже обижалась на нее. За совет. А потом перестала. У каждого из нас своя голова на плечах, и Оля не обязана была голосовать за Филиппа. Впрочем, я даже не представляю, что было бы, если бы атли правил Макаров-старший. Нет, пусть лучше так. Особенно если учитывать Мишеля и Тана.

– Она прикольная, – сказал кто-то рядом, и я вздрогнула. Повернула голову. Мальчик стоял в нескольких шагах от меня и смотрел прямо в глаза. А взгляд... У меня захватило дух, как похож!

– Извини, что?

– Кира. Ее ведь Кирой зовут?

– А, ну да... – я посмотрела на дочь, складывающую башню из кубиков на полу у камина.

– Она совсем на тебя не похожа. И ты выглядишь очень молодо. Ты точно ее родила?

Я опешила от таких прямых вопросов, несколько раз вздохнула, а потом вспомнила, что я взрослая, и строго спросила:

– А тебе не рано еще говорить о таких вещах?

Мальчик пожал плечами и невозмутимо ответил:

– Я – наследник атли. Отец от меня не кроется.

Дима присел рядом с Кирой, скрестил ноги и начал помогать в строительстве. А у меня перехватило дух. И от невероятного, мистического сходства – во взгляде, в жестах, мимике. И от детской непосредственности. И от странной, непонятно откуда взявшейся нежности вперемешку с сожалением.

– Он... отец говорил тебе о Кире? – спросила я сиплым, огрубевшим от волнения голосом.

– Конечно, – мальчик кивнул, не оборачиваясь. – И о тебе говорил много.

Сердце стукнуло глухо и остановилось. На секунду. А затем понеслось галопом. И почему я так реагирую на этого мальчика и на его слова?

В памяти всплыл теплый сентябрьский вечер пятилетней давности. Я сама, по сути, была ребенком. Наивным, доверчивым. Почти еще школьница. Сидела в кресле и читала Ремарка. Иногда из-под полуопущенных ресниц смотрела, как Влад сосредоточенно вчитывается в какие-то деловые бумаги. И мысль – яркая, как вспышка. Я хочу от него детей. Мальчика – чтобы у него были такие же пронзительные, необыкновенные глаза...

И вот он сидит передо мной – этот мальчик. Только родила его не я.



Ксюша Ангел

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: