Я - хищная. Трудный ребенок

Font size: - +

Глава 16. Предложение

Глава 16. Предложение

 

– И тогда я убью его, – сказала я, запивая очередной кусок гамбургера соком.

Глеб положил голову на согнутые ладони и прикрыл глаза. Казалось, он злится, и когда вновь откроет их, выльет на меня эту злость руганью и криком. Но он лишь покачал головой.

– Не сможешь. Ты не представляешь, что значит: убить. Дрогнешь, и все пропало.

– Не дрогну. И я знаю, что это такое. Я убила Рихара.

– Одно дело – убить охотника, напавшего на твою семью, и совсем другое...

– Колдун тоже напал! – выпалила я и тут же вспомнила, что мы находимся в людном месте. Посетители кафешки начали бросать на нас настороженные взгляды, и я перешла на шепот: – Тан украл мою дочь, забыл? Влюбил в себя и кичится этим. Черта с два я ему это так оставлю!

– Влад ни за что не согласится, – хмуро сказал Глеб.

– Владу не нужно знать. Уверена, он попытается сам. И я хочу, чтобы он попытался. А еще надеюсь, что Филиппу хватит мозгов не посвятить колдуна.

– Тебе сейчас несладко, да? – Глеб понятливо кивнул и, показалось, решил сменить тему. – Нам всем несладко, но тебе особенно. Жить рядом с ней не сможешь, поэтому хочешь съехать?

Воспоминание о девушке, приехавшей с Владом, вспыхнуло в мозгу болезненной пульсацией. Она не просто увлечение, любовница, которую потом легко будет бросить. Она невеста. И скоро станет женой. Я могла бы соврать себе, что мне все равно... Могла бы, но не буду. Признать собственные слабости — своего рода сила.

– И это тоже, что скрывать. Но не только поэтому. Я хочу самостоятельности. С первого дня в атли хотела. Не зависеть от него. Это так невыносимо – от него зависеть.

Глеб положил на стол ключи с длинным брелоком в виде зуба кабана. Он рассказывал, ему подарил его какой-то охотник. Не такой, к которым мы привыкли. Человек, охотящийся в лесах на лосей и зайцев. Знакомый из тусовки байкеров.

– Ну так въезжай. Мебель, правда, пока не всю завезли, ты же помнишь, там и спать было не на чем. Но на днях все сделают, я позабочусь.

– Мебель? – ошеломленно переспросила я, косясь на отшлифованный зуб.

– Я знал, что ты съедешь от атли. Еще когда он впервые привел девчонку в дом – знакомиться. А пока ты лежала без сознания, я занимался обустройством. Все же женщины любят это – занавески там всякие, стулья. Кровать. Спальня-то у меня вообще пустая. Мне что надо – пожрать да поспать. А для этого диван в самый раз.

– Глеб...

– Ты это... помолчи, – перебил он. – А то сейчас орать начнешь, а я еще не все сказал.

Он полез во внутренний карман куртки и извлек тонкий конверт.

– Вот. Только нужно будет заехать в банк, подписать там что-то... я плохо в этом разбираюсь, так что не запомнил.

– Что это? – хрипло спросила я.

– Совсем ослепла? Карточка.

– Это я вижу. Зачем?

– Ты же хотела не зависеть от Вермунда. Вот теперь не зависишь.

– Я хотела работать. А так... Что это вообще? Откуда? Ты банк ограбил?

Я подняла глаза и настороженно посмотрела на друга. Он закатил глаза, словно я спросила огромную тупость, и выдал:

– Ага. Украл все пластиковые карточки, что у них были. Теперь вот дарю девчонкам. – Вздохнул и резко посерьезнел. – Мои это деньги. Вернее, уже твои. Владей.

– Где ты взял деньги? Ты же не работаешь.

– Отличный вопрос. Странно, что ты не задала его раньше. На что, ты думала, я живу? Бензин, сигареты, еда. Они, между прочим, денег стоят.

– Но я... я же... – Все, что я могла, это пялиться на злосчастный зуб. Почему-то стало жаль убитое животное. Представилась кровь, жалостливые глаза умирающей скотинки, и я поморщилась.

– Не сможешь ты работать, пойми. – Глеб взял меня за руку. – Не получится. Охотники, Тан,  и невесть что еще в будущем. А видения? Ты же рискуешь каждый раз угодить под машину, свалиться в яму или опозориться на деловой встрече. Хотя какие встречи? Образования у тебя все равно нет. Устроишься официанткой или секретаршей. Не хватит даже на еду. Что это за независимость?

– Но ты откуда деньги взял? Даешь мне... Что это вообще?

– Альберт – человек, который воспитывал меня с мамой, мой названный отец, был не беден. Своих детей у него не было, и он оставил мне то, что нажил.

– Причем тут я?

– Притом, что Влад, скорее всего, тогда был прав. Сложно это признавать, но Юлиана была не той девушкой, которой стоило доверять. Ты не такая. – Он упрямо подвинул ко мне конверт. – Возьми деньги.

– Нет. – Я отодвинула его обратно. – Ты знаешь, как я отношусь к жалости.

– Ты совсем что ли... – Глеб громко выдохнул и, казалось, находился на грани того, чтобы грязно выругаться посреди кафе. – Я жалел тебя когда-нибудь? Возможно, подтирал тебе сопли, когда ты ревела из-за Вермунда? Или плакал вместе с тобой над очередной мелодрамой? Послушай меня и пойми, наконец: жалость – это последнее чувство, которое я буду испытывать к тебе. Я делаю это, потому что ты мой друг и, черт возьми, заслужила! Ты рвала глотки, дралась за меня, ты пошла к охотнику, когда я загибался там, у себя в квартире. Отправилась к Вермунду, зная, как он зол. Просила за меня, и уверен, дошла бы до Первозданных. Ты заключила этот чертов договор с Чернокнижником, чтобы вытащить меня с того света. И не говори ничего об атли – я знаю, что в первую очередь ты хотела вытащить меня. Ни с кем у меня не было такого.

– Ты никогда не говорил о деньгах. Я и подумать не могла...



Ксюша Ангел

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: