Я - хищная. Трудный ребенок

Font size: - +

Глава 26. Последствия

Глава 26. Последствия

 

Дыхание все никак не хотело восстанавливаться. Сердце колотилось, как сумасшедшее – на миг мне и правда показалось, что оно сейчас выскочит из груди.

Влад же, напротив, был спокоен. Крепко обнимал меня, а его пальцы лениво перебирали мои волосы.

Гул в ушах постепенно стихал, сознание прояснялось, а с ним возвращалась реальность. И первая мысль, которой ошарашила меня эта реальность, была: «Мирослав».

Вождь альва мог вернуться с минуты на минуту, а мы тут лежим на кровати Евы... обнаженные.

Стыд какой!

Я осторожно отодвинулась и попыталась встать, но Влад крепко ухватил меня за подбородок, заставляя смотреть ему в глаза, и насмешливо спросил:

– Снова будешь делать вид, что ничего не произошло?

– Боюсь, мне придется делать совершенно другой вид, если сюда войдет Мирослав, – строго ответила я.

– Он не войдет. – Влад отпустил меня, забросил руки за голову и лениво улыбнулся. – У него есть чувство такта.

– Да, ладно, откуда он... О черт!

Я быстро вскочила и принялась натягивать одежду. Вспомнилось, как Мир говорил накануне, что он различает ауры до и после. Как теперь в глаза ему смотреть? Особенно после того, что я сама отпиралась. После того, как я...

Бог мой, Глеб! Что же я наделала?

Я села на кровать спиной к Владу и закрыла лицо руками. Безумно захотелось, чтобы это все оказалось очередным видением или сном. Но никак не реальностью.

Лучше бы Бен меня убил!

Что я скажу Глебу? Его же это сломает. Надо было еще раньше все прекратить. Несколько месяцев назад, когда я поняла, что пары из нас не вышло. Но мне было так удобно... Эгоистка!

– У тебя прекрасно получается нанести удар по самооценке мужчины, – обиженно сказал Влад, вставая и натягивая штаны.

– Переживет твоя самооценка! – огрызнулась я. – У тебя она, как моя жила, сама восстанавливается. А вот Глеб не сможет.

– А я говорил тебе, помнишь? Еще осенью...

– Да, ты был прав, мистер всезнайка! Дома вручу тебе медаль и грамоту. Повесишь в рамочке над кроватью.

Влад присел рядом и беззлобно спросил:

– Легче становится, когда на меня злишься?

Я помотала головой и отвернулась. На душе было паршиво, недавняя эйфория сменилась едким сожалением. Почему-то вспомнился разговор с Ириной перед поединком, и стало еще хуже. Правильно, добивай себя, Полина, ты отлично это умеешь.

– Зная тебя, можно предположить, что этого не повторится, – отстраненно произнес Влад. – Можешь ничего не говорить ему.

– Ты серьезно думаешь, я смогу врать Глебу? – возмутилась я.

Он посмотрел на меня как-то странно, прищурившись, и, показалось, подумал о чем-то своем.

– Иногда мы врем, чтобы не ранить.

– Только не мы с Глебом. Мы не обманываем друг друга. Никогда.

– Жалеешь? – спросил он с горечью.

Я покачала головой.

– О том, что было здесь, нет. Я чуть не умерла. Глупо жалеть о хорошем. Но ранить любимых плохо. Они потом могут не оправиться, и это будет на нашей совести.

Влад вздохнул, обнял меня за плечи и прижал к себе.

– Ты еще такой ребенок. Несмотря ни на что. Но мне это нравится.

– Как ты убил охотника?

Я решила сменить тему. Высвободилась, встала и подняла зверски испорченную тунику. Мою любимую, между прочим. Я покупала ее с Кирой, мы тогда провели целый день вместе в городе. Ходили по магазинам, затем в кино, смеялись в кафе и ели мороженное. Ее глаза сияли, и, казалось, она немного счастлива.

Такое с ней случалось редко после смерти Тана. Грустные глаза дочери всякий раз напоминали мне о том злосчастном дне. Кира никогда не говорила о колдуне, но в душе помнила. Я чувствовала, как она страдает. И, несмотря на то, что наши отношения были теплыми, тот поступок всегда будет стоять между нами. Всегда разделять.

А в тот день нас не разделяло ничто. Мы держались за руки, много обнимались и болтали ни о чем.

И вот теперь эта туника испорчена, как часть того светлого дня.

Хорошо, что охотник мертв, злорадно подумала я.

– Парализовал его щупальца, а затем разорвал их, как охотник рвет жилу, – небрежно ответил Влад. Я ошеломленно уставилась на него, но он отмахнулся. – Альрик научил. Тогда еще. Вот пригодилось.

– Полезное умение, если учесть, что на пороге война. А еще тот замедляющий пасс, которым ты задержал Рихара.

– Нам понадобится все, что у нас есть. – Влад поднял свою футболку и протянул мне. – Надень. Ты же не собираешься возвращаться в таком виде.

Вот даже не знаю, в каком виде мне лучше вернуться – в нижнем белье или в футболке Влада. Но ее я все же взяла и машинально натянула.

– Охотники напали на нас, Полина. Этой ночью. Подкараулили тех, кто возвращался из города с охоты. Двое из альва мертвы. И Ксения. Глеб и Алекс отбились. Мы усилили защиту. – Он сделал многозначительную паузу и добавил: – Думаю, началось.

– Первозданные мертвы? – с ужасом спросила я, прижимая руки к груди. Сердце колотилось, теперь уже снова от страха. Контрастный душ какой-то из эмоций.

– Предположительно, мертвы еще с зимы. Думаю, все спланировали древние, они и поведут армию.

– Мы... выстоим?

– А у нас есть выбор?

Мирослав ждал на кухне. Умиротворенно пил кофе из приготовленной Евой чашки и смотрел в окно.

Когда мы вошли, я поймала его лукавый взгляд, горячий и откровенный. И на лице у него словно написано было: я же говорил.

Отвернулась, игнорируя нарастающий стыд. Хватит себя жалеть! Люди умирают, армия охотников придет, чтобы убить тех, кого я люблю.



Ксюша Ангел

Edited: 01.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: