Я - хищная. Хозяин видений

Font size: - +

Глава 8. Неожиданные видения

Я вновь в темной мутной воде. Барахтаюсь, пытаюсь выплыть. Тщетно. От драугра не сбежишь.

– Как ты... – выдохнула я и замолчала. Даже не заметила, что снова могу говорить.

– Как вернулась? – Она скучающе посмотрела на свой маникюр. – Я ведь предупреждала. И тебя, и Влада. Он мог стать сильнее, получить знания. – Она наигранно вздохнула. – Но, если тебе интересно, он убил не всех моих адептов.

– Влад не мог так облажаться! – вырвалось у меня.

– Он многое продумал, – кивнула Герда. – Кроме того времени, что я провела якобы в Венгене. Слишком был занят проблемами с охотниками.

– Ты не была в Швейцарии, – с досадой констатировала я.

– Не была. – Она шагнула ко мне, и я вздрогнула. От близости той, что стала самым большим страхом для меня, самым большим разочарованием, я превратилась из сильного, опытного сольвейга снова в ту беспомощную девчонку, лежащую на берегу Дуная. – Кому, как не тебе знать, что мужчины предают?

Она горько усмехнулась, и тут я заметила, что левая часть некогда красивого лица покрылась серыми пятнами — рваными, налезающими на лоб и веко. Она болеет, подумала я. Поврежденная жила дает о себе знать.

– После неожиданного предложения Тана на свадьбе я поняла, что сольвейги странным образом влияют на мозги, – тем временем продолжала Герда. – Как я могла полностью положиться на Влада, если ты с ним спала? Он, к сожалению, был сильнейшим моим адептом. Впрочем, ключевое слово здесь «был».

– Ты нашла еще одного...

– Нашла. Весьма неожиданно для себя.

– Зачем ты мне это рассказываешь? – устало спросила я. – Как штамповый злодей в фильме ужасов. Я же здесь, чтобы умереть?

Герда подошла почти вплотную и заглянула в лицо. Некогда карие, блестящие глаза с длинными ресницами потускнели, потухли.

Ей плохо. Реально плохо. А я — лекарство.

– Ты ведь хочешь жить, не так ли? – спросила она хрипло.

– А тебе есть дело?

– Я дам шанс.

Тишина, последовавшая за этими словами, была такой глубокой, что шуршание одежды, когда Герда отошла от меня и присела на диван, резала слух. Даже сердце, казалось, замерло, боясь биться...

– Шанс?

– У тебя ведь есть друзья. Сильные. Подобные тебе.

Я отпрянула и, наверное, выглядела испуганной.

– А что такого? – удивилась Герда. – Разве вы не должны выручать друг друга? Слышала, вождь сольвейгов очень силен.

– Он тебе не по зубам!

– Тогда чего пугаешься? Устрой нам встречу.

– Нет, – твердо ответила я.

– А ты не боишься, что пострадает другое близкое тебе племя? Например, атли?

– Можешь шантажировать меня сколько влезет. Можешь убить. Но я не предам сольвейгов.

– Тогда ты предашь атли, – злорадно сказала она. – Начнем, пожалуй, с Глеба...

– Послушай, тебе ведь нужен любой сольвейг. Так вот он. – Я развела руки в стороны. – Я даже сопротивляться не буду. Не трогай Глеба. Он же никогда тебе зла не делал, даже наоборот.

– Ты себя-то видела? – жалостливо вздохнула она. – Снова на грани истощения. Да пока ты восстановишься, я зачахну!

Я смотрела на нее и не узнавала. Не находила больше тех черт, что так нравились мне. Циничная, холодная, жестокая женщина. Как я могла любить ее? Умирать за нее? Она ведь совершенно чужая. Не моя дочь.

Странно, но стало легче. Наверное, мне нужно было увидеть ее, чтобы отпустить.

Только вот встреча с Гердой не сулила ничего хорошего. Нужно тянуть время. Попытаться мысленно связаться Бартом, спросить совета.

– Мне нужно подумать.

– У тебя есть два часа.

– Два часа — это слишком мало, – возразила я.

– Посмотри на меня – у меня не так много времени, Полина. И будь паинькой. – Она подошла ближе и протянула руку. – Отдай телефон. Мы ведь не хотим, чтобы ты кого-нибудь подставила раньше времени. Влада, например.

Всем своим видом Герда показывала свое превосходство, но почему-то показалось, она пытается уколоть меня. Ведь на берегу мрачной, темной реки Влад именно ею пренебрег. Провел, как девчонку, а она древняя.

– Я отведу тебя в спальню — там отдохнешь и подумаешь. А после хочу, чтобы ты привела меня к вождю сольвейгов.

Я со злостью вручила ей мобильный – последнюю надежду на освобождение.

Спальня располагалась почти сразу за дверью, направо по коридору. Вообще квартира оказалась на первый взгляд обычной хрущевкой с паршивеньким ремонтом и почти без мебели. Если не учитывать диван в зале, спальня могла похвастаться односпальной кроватью и высоким лакированным шкафом с накренившейся дверцей.



Ксюша Ангел

Edited: 22.01.2017

Add to Library


Complain




Books language: