Я хочу твою шкуру, дракон!2

Глава 2 В которой дракона одаривают милостью и полезными советами

Если бы она знала ответ на этот вопрос. Сама задавалась с утра. Видимо, ответ крылся в удалённых воспоминаниях. Но дракон ждал ответа.

- Татушка. Красивый рисунок, правда? – показала я ему.

- Очень, - согласно кивнул он. – Он что-то означает?

- Нет, просто рисунок понравился, - соврала я и осклабилась в страшной улыбке, намекающей, что распространяться на эту тему нет желания.

- У вас под браслетом тоже что-то виднеется, - заприметила я. – Покажете? У вас что?

Дракон нервно дёрнулся, убрал руку за спину дёрганым жестом и повторил мою улыбку-оскал.

- Там личное.

- Люблю драматичные истории, - подбодрила я его с намёком.

Но он не повёлся.

- Мне пора, очаровательная дира. Жаль, что вы решили остаться для меня прекрасной незнакомкой, но я уважаю ваш выбор.

Дракон шутливо раскланялся и пошёл вперёд.

- Досифея. Меня зовут Досифея, - выпалила ему в спину в неясном для меня порыве.

Он обернулся.

- Прекрасное имя, нежное, вам подходит. Ашшур, - представился он.

- Просто Ашшур? – перекатала я двойное «ш» на языке.

Кадык на шее дракона дёрнулся, а необычные жёлтые глаза взметнулись оранжевым столбом пламени.

- Для вас просто Ашшур, - кивнул он и быстро, торопясь, пошёл прочь.

А жаль. Я бы его ещё поразглядывала. Впервые видела дракона вживую. Очень закрытая раса. В нашем королевстве вообще редко увидишь. Или в местах, где не пристало появляться пристойным дирам. Драконы могут поразвлекаться с нашими женщинами. Но только развлекаться. Ни один дракон не посмотрит на человека как на равного.

А внешность у него необычная. Чего только стоят жёлтые глаза с вертикальным змеиным зрачком и вспыхивающим время от времени пламенем. А уши! Что за уши! Знаю, что у драконов они могут быть разными. У Ашшура они вытянутые к затылку как перепончатые лапы – несколько хрящиков, среди которых куски кожи, которые натягивались, когда дракон шевелил ушами. Так и хотелось рассмотреть их поближе и потрогать. Наверное, между перепонками щекотно при касаниях.

Что за странные мысли лезут в голову? Какое мне дело до его ушей? А вот ещё язык у него раздвоенный! Я увидела, когда он облизнулся, когда его взгляд спускался от лица к руке с браслетом по телу, остановившись на груди. Вот интересно – каково целоваться, когда у партнёра такой язык, м-м…

Замечталась я и мысленно дала себе оплеуху. Нет, ну что за мысли? Откуда? Дракон-то ведь и не особо симпатичный, жилистый, здоровый как орк. На лице маска из чешуек вокруг глаз к вискам. И цвет не очень. Невнятный. Коричневый. Унылый какой-то и совсем ему не подходящий. В общем, не моё совсем. Но чем-то Ашшур меня зацепил, долго его из головы не могла выкинуть.

 

АШШУР

Войдя в храм к богине, Ашшур постоял в тишине, вспоминая всё, что увидел утром. Поднял лицо к статуе богини.

- Спасибо, - искренне выдохнул он.

Развернулся, пошёл на выход из храма.

- А я думала, не поблагодаришь, - раздался голос за спиной. – Вы все, смертные, много просите и мало благодарите.

- Это правда. Прости, - обернулся он и поклонился появившейся перед ним богине.

- Ну что, ты доволен? – поинтересовалась она.

Доволен ли он? Да он готов рвать и метать. Разгромить кругом всё и вся. Схватить Фейку и улететь с ней куда-нибудь, где их никто не найдёт ближайшие лет сто. Но твёрдо ответил:

- Да. Досифея теперь счастлива, - вспомнив её счастливое лицо утром, он тепло улыбнулся. Так, как и не думал, что умеет.

- Это хорошо. Вы, смертные, никогда не верите в милость богов, хотя без конца и просите об этом, - обидчиво заметила богиня. – Но вот тебе моя милость за то, что смог переступить через свои желания, пожертвовав своим эгоизмом ради счастья возлюбленной – я возвращаю тебе драконью магию. На то моя воля и я донесу её до твоих родственников.

Ашшур почувствовал драконий огонь, по которому так соскучился, и крылья. Он снова ощутит полёт. О, пресветлая. Он кинулся к ногам богини, лобызая край её одеяния.

- Спасибо, о пресветлая. Твоя милость не знает границ.

- Да, Ашшур, и помни, боги умеют как наказывать, так и прощать. Мы милостивы, но не советую испивать из моей чаши терпения. Намёк понятен?

- Более чем, - сказал все также склонённый Ашшур. – Спасибо и прости за дерзость, богиня-мать. Я был дураком.

- Был… - хмыкнула богиня. – Считаешь, поумнел? Тогда скажи, ты просил разорвать ваши с Досифеей узы, а метка осталась. Дальше что?

- Что? – глупо переспросил Ашшур и опустил взгляд на метку, рисунок Досифеи.

От одной этой мысли внутри всё скрутило, как всегда в последнее время при мысли о прошлом. Теперь прошлом. Почему он, идиот, не ценил его? Точно дураконище, как назвала его Фейка.

- То… - закатила глаза богиня. – Поумнел он, как же. Короче, метка исчезнет у вас сама через год. Всё, надоели…

Богиня вспыхнула и исчезла в один миг.

Год? У него есть год, чтобы завоевать любовь его Фейки? Только как это сделать? Она ведь жутко упрямая. И гордая. И неприступная… Он подумает об этом, но сейчас – полёт. Он слишком долго был лишён его. Крылья носа затрепетали от предвкушения, от дразнящих запахов, которых он тоже был лишён.

Тем более в голове раздался грозный рык отца:

- Домо-ой!

Вот сейчас он и расправит крылья.

Пока Ашшур наслаждался полётом, отец не выдержал, обрадовавшись связи с сыном, и выдал ему все новости. Когда Ашшур предстал перед ним, тот обнял его со слезами на глазах. И тут же, отстранившись, дал подзатыльник.

- Наконец-то ты вернулся, блудный дракон, - снова похлопал по спине в объятиях отец.

- Нет, отец, я ещё не возвращаюсь, - покачал головой Ашшур.



Маруся Хмельная

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться