Я Люблю // Покори меня

Глава 11

Глава 11

Кто сказал, что термин «I’art de vivre» ввели французы? Полнейшая глупость. Во всяком случае, так считала Гера, сидя за уставленным яствами деревянным столом. Осетины настолько владели пресловутым искусством жить, что гундосым французам и не снилось. Они старались получать удовольствие буквально от всего, и употребления пищи в том числе. Вечернее застолье превращалось в массовое представление с танцами и песнями. Причем каждый, вне зависимости от возраста и статуса, чувствовал себя частью этого действа. За всё время ужина в ее тарелке и стакане ни разу не было пусто, хотя ела девушка, надо признать, с завидным аппетитом. Все эти вкуснейшие пироги с соленым сыром или свекольной ботвой, вина с пряными букетами, наваристые супы и домашние сладости просто не оставляли шанса остаться голодной. Гере было так хорошо, что аж страшно.

Несмотря на все опасения, семья Алима приняла ее как родную. Сначала вся женская половина выражала ей витиеватые комплименты, заставляя отчаянно краснеть, потом мужчины семейства дружно пытались ее накормить, уповая на излишнюю худобу. Если бы Алим не вмешался, ей бы таки скормили баранье ребрышко, вопреки вежливым отказам.

Вначале Гера очень переживала насчет языкового барьера, дотошно выясняя у Абаева, что говорить можно, а что-нет.

-Цахтон, говори что хочешь, а я переведу как надо. – Это он над ее переживаниями так потешался.

Но всё прошло как по маслу. Девушка оценила старания старшего поколения говорить за столом по-русски. Исключения составляли только тосты. Но они звучали так красиво и проникновенно, что не нуждались в переводе. Один из них Алим все-таки перевел ей на ухо завораживающим шепотом.

-Это традиционный осетинский тост. Нам с тобой пожелали четырех сыновей и голубоглазую дочку.

Мужчина так смотрел на нее в эту минуту, что Гере захотелось спрятаться. Ей с трудом удалось отвести глаза и продолжить есть как ни в чем не бывало. Когда один из пожилых мужчин, вызывавших в девушке трепет, запел какую-то трогательную песню под музыкальный инструмент, напоминавший дудку, Биг Босс все-таки вытащил ее танцевать.

Она смущалась, чувствуя, что на них смотрят, но благодаря горячим мужским ладоням на своей пояснице, отвлеклась. Вскоре завораживающая мелодия полностью завладела ее телом и разумом.

Поддавшись эмоциям, Гера вошла в раж, отплясывая босыми ногами на влажной траве. Правда, своих ног она уже не чувствовала, но энтузиазма не теряла. Сказывалось и утреннее восхождение, и переизбыток впечатлений. Абаев, видя ее усталость, прижал ее голову к себе, практически полностью перенося на себя вес девичьего тела.

-Ты всем очень понравилась. – Целуя ее в макушку. – Особенно бабушке.

-Она так смотрит, будто всё-всё про меня знает. Больше, чем я сама даже.

Мужчина хмыкнул и рассмеялся.

-Бабуля, правда, знает то, что остальным неподвластно.

-Я думала, так не бывает.

Гера уже клевала носом, засыпая.

-Ба умеет удивлять.

-Ты ее очень любишь. Это видно. – Девушка действительно была ошеломлена той теплотой, что царила между бабушкой и внуком.

Абаев пожал плечами. –Она заменила мне родителей. Ближе нее у меня никого нет. Не было, - вовремя исправился он.

-А что случилось с твоими родителями? – Спросила, и тут же смутилась своего интереса.

Алим приподнял ее лицо за подбородок, чтобы видеть глаза.

-Они разбились в автокатастрофе, когда я был маленьким.

-Прости. Мне очень жаль. – у Геры сердце разрывалось, стоило только представить маленького черноглазого мальчика, осиротевшего в один миг. Таким он казался потерянным и одиноким.

- Не извиняйся. Я их практически не помню. Только мамин запах. Ты пахнешь точно также. – Он демонстративно провел носом у нее за ушком.

-Тем более, у меня была бабушка. А твои родители…они живы?

Абаев сразу же понял, что спросил что-то не то. Трудно было не понять по окаменевшему в его руках телу. Пока он судорожно соображал, как исправить свою оплошность, Гера успела избавиться от его рук и сделать шаг в сторону. Один шаг, а между ними будто стена невидимая. И как ее разрушить – не представлял.

Его девочка наспех со всеми попрощалась, отказавшись от десятой по счету кружке чая, и быстрым шагом направилась в сторону дома.

Он не знал, что следует делать в подобной ситуации: бежать за ней или даль время побыть одной и успокоиться. Встретившись взглядом с бабушкой, дилемма была разрешена. Через минуту он уже стучал в ее дверь.

Ответа не последовало. Алиму очень не понравилось такое начало. Плохое предчувствие тревожным комком застряло в горле, не давая нормально дышать. Он вошел, благо ей не пришло в голову запереться.

Георгия сидела на полу, до боли выпрямив спину. Странно, но слез не было. Только боль в глазах. Такой силы, что его аж прострелило. Алим медленно приближался, подбирая нужные слова.

-Маленькая моя, хорошая…что случилось?



X E N I A

Отредактировано: 27.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться